1.12.08

Узбекистан: Акция за освобождение писателя Мамадали Махмудова

"Бессмертные скалы"
Роман узбекского писателя Мамадали Махмудова, приговоренного режимом Каримова к 14 годам лишения свободы,  появился в книжных магазинах Франции.

Писатель Мамадали МАХМУДОВ (творческий псевдоним - Эврил Турон) родился в 1940 году. Гражданин Узбекистана, бывший председатель Фонда культуры Узбекистана, лидер Движения «Туркестан», созданного инициативной группой узбекской интеллигенции и просуществовавшего с 1989 по 1993 годы. Лауреат премии Хеллмана–Хаммета, присуждаемой писателям-жертвам преследований по политическим мотивам и премии «Чолпан», учрежденной в память жертв сталинских чисток, которую он получил за свой роман "Бессмертные скалы".

Французское издательство «L’AUBE» выпустило исторический роман узбекского писателя Мамадали Махмудова «Величественные горы» в переводе Филиппа Фризона. В произведении рассказывается о событиях конца 19-ого века, когда царская Россия оккупировала Центральную Азию.

Перевод романа уже появился на полках книжных магазинов большинства франкоговорящих стран мира. Впервые такая широкая аудитория имеет возможность познакомиться с творчеством писателя Мамадали Махмудова и с традициями узбекского народа, талантливо описанными в романе, с проблемами узбекского общества в отображенный в произведении исторический период.

В настоящее время 67-летний Мамадали Махмудов находится в заключении. 26 февраля 1999 года писатель был арестован и впоследствии обвинен по статьям 25-159 часть 4 (посягательство на конституционный строй), 216 (организация запрещенных общественных объединений и религиозных организаций), 242 часть 1 (организация преступного сообщества). 18 августа 1999 года Ташкентским областным судом писатель приговорен к 14 годам лишения свободы. Он отбывает наказание в колонии строгого режима города Чирчик Ташкентской области УЯ 64/6.

Впервые Мамадали Махмудов был привлечен к уголовной ответственности в 1994 году, когда узбекские правоохранительные органы подбросили к нему в дом не принадлежавшее ему оружие, чтобы обвинить в причастности к террористической организации. Это обвинение не вызвало у общественности доверия, и он был освобожден. В следующий раз Мамадали Махмудова привлекли к ответственности, обвинив его в хищениях, и приговорили к 4-ем годам лишения свободы. Благодаря активной международной кампании в его поддержку и за отсутствием состава преступления, он был амнистирован и отпущен на свободу.

Находясь в тюрьме, в 2003 году Махмудов написал открытое письмо президенту Исламу Каримову. Вот выдержки из этого письма: «…Почему я был посажен в тюрьму не во время СССР, а во время Независимости, о которой мечтал, боролся, писал, которая была главной целью моей жизни?! Все свои книги я писал ради свободы нашей нации. Однако СССР не сажал меня за это. Даже не объявил выговор мне. Разве не является оскорблением нации заключение национального писателя в тюрьму?! …  Когда в нашей истории тюрьмы были до такой степени заполнены?! Вообще, в стране остались люди, не посаженные в тюрьму, не оскорбленные?! Разве в нашей истории сжигали себя, вешались, травились ядом тысячи людей?! …Меня подвергли невиданным и неслыханным пыткам. Втыкали иголки под ногти, плоскогубцами выдернули ногти, воткнули в рот пистолет и выбили зубы. Избив, испинав, поколотив дубинками, покрыли мое тело синяками и болячками, делали какие-то уколы, заставляли пить неизвестные жидкости… В стране развито выбивание показаний путем пыток. От этого страдает бесчисленное число людей, сидя в тюрьмах, сидя десятками лет. Даже смертная казнь дается на основании выбитых показаний…».

В настоящее время писатель Мамадали Махмудов нуждается в срочной медицинской помощи, он болен туберкулезом.

Издательство «L’AUBE» и автор перевода романа Филипп Фризон объявили акцию в поддержку писателя Мамадали Махмудова с призывом о его освобождении.

Писатель имеет троих детей и семерых внуков. Семья находится под постоянным наблюдением правоохранительных органов. Сын Бобур был арестован в Ташкенте после Андижанских событий мая 2005 года, но его освободили в связи с отсутствием доказательств причастности к этим событиям. Более пяти лет сыновья Мамадали Махмудова не могут устроиться на работу из-за родственной принадлежности к осужденному писателю.

Убедительно просим поддержать акцию и направлять свои сообщения на имя автора перевода романа Филиппа Фризона asiecentrale@neuf.fr


*    *    *
Пример письма в поддержку освобождения из заключения Мамадали Махмудова

Тема: Просьба об амнистии Мамадали Махмудова


Господин Президент,

Я с огромным интересом прочитал перевод на французский язык книги «Бессмертные скалы» Мамадали Махмудова. Автор отстаивает в книге свою страну, свой язык и тысячелетнюю культуру ее обитателей. Этот текст одновременно является настоящей защитительной речью в пользу мира и терпимости.

Это, по меньшей мере, парадоксально, что писатель в возрасте шестидесяти семи лет, получивший в 1992 году премию «Чолпан» за свое произведение, отбывает сегодня 14-летний срок лишения свободы, к которому его приговорили в 1999 году в результате процесса, нарушившего все международные нормы справедливости.

Я буду Вам очень признателен, если Вы проявите гуманность к Мамадали Махмудову, подписав его амнистию.

Полное имя, личная подпись

Не забудьте, указав Ваш адрес, отправить это письмо, подписанное и датированное, по адресу:

Президент Ислам A. Каримов
Республика Узбекистан;
700163 г. Ташкент;
ул. Узбекистанская, 43;
Резиденция Президента;
Президенту Каримову И.А.;
Узбекистан
Факс:+ 00 998 71 2 89 00 46
presidents_office@presse-service.uz

Копия :
Посольство Узбекистана в Париже
22, rue d'Aguesseau
F-75008 Paris
Факс : +33 (0)1 53 30 03 54
e-mail: contact@ouzbekistan.fr 

20.11.08

UPR 2008 : "практика принудительного труда в хлопковом секторе Узбекистана"

Выступление Надежды Атаевой на брифинге, посвященном правам человека, о ситуации в Узбекистане и Туркменистане, в рамках 3-ей сессии Совета ООН по правам человека по процедуре Универсального периодического обзора. Организатор брифинга - FIDH.


Уважаемые господа,

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» с 1 сентября по 15 ноября 2008 года смогла выявить и зафиксировать случаи принудительного использования детей в кампании по сбору урожая хлопка в Кашкадарьинской, Бухарской, Сырдарьинской, Наманганской и Ферганской областях Узбекистана. Проведенная работа стала частью общественной акции «За отмену принудительного детского труда в Узбекистане», организованной активистами гражданского общества.

Позитивные результаты
Благодаря поддержке международного сообщества, эта акция оказала влияние на правительство Узбекистана, которое предприняло в 2008 году шаги по совершенствованию системы правовой защиты детей от принудительного труда, а именно:
- ратифицирована Конвенция 182  МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда;
- выражено намерение ратифицировать Конвенцию 138 МОТ о минимальном возрасте;
- 12 сентября 2008 года был принят Национальный план по реализации обязательств, взятых Республикой Узбекистан по Конвенции МОТ о минимальном возрасте для приема на работу и Конвенции о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда. 

Обратная сторона медали
В 11 пункте упомянутого Национального плана четко говорится о запрете отрыва учащихся от учебного процесса. Ответственность за выполнение данного условия возложена на уполномоченные государственные ведомства. Однако, уже 18 сентября 2008 года был осуществлен массовый вывоз школьников на полевые работы по указанию глав региональных администраций (хокимиатов), с согласия региональных подразделений министерства народного образования и при участии правоохранительных органов, представители которых контролировали явку детей на сбор хлопка и присутствовали при сдаче хлопка.

Возникает вывод. Административное вмешательство и участие школьной администрации являются основными механизмами практики использования принудительного детского труда в сельском хозяйстве. Такая ситуация в сельском хозяйстве сложилась только в результате государственной политики.

В Кашкадарьинском районе Кашкадарьинской области хлопок собирали учащиеся 5-6 классов школы №23 имени Алишера Новои Китабского района. От места постоянного проживания  до места сбора хлопка дети проделали путь в 90 км. Дети работали с 8 утра до 17.30 пополудни, проходя расстояние в 4-5 км туда и обратно до места дислокации (здание детского сада) пешком. Никто из представителей правоохранительных органов их не сопровождал. Кормили их жидкой похлебкой. По фотографиям видно, что ростом дети чуть выше хлопчатника. Детям оплатили не весь собранный хлопок.

В Гиджуванском районе Бухарской области учащиеся школы №34 имени Хамзы, в возрасте 8-16 лет, вышли на хлопок с 18 сентября. Работали они не далеко от места проживания, рабочий день продолжался с 7 утра до 5 вечера. Норму по сбору хлопка в этом случае детям не устанавливали, они собирали сколько могли.

В Наманганской и Сырдарьинской областях накануне хлопкового сезона были проведены внеочередные родительские собрания, инициированные самими родителями, которые требовали не отрывать детей от школьных занятий на сбор хлопка. Если в сентябре власти к ним прислушивались, то в октябре детей все-таки вывезли на сбор хлопка. Протестующих же родителей стали обвинять в попытке срыва выполнения государственной задачи. Имена этих родителей были занесены в особый список махаллинского комитета, многим из них в дальнейшем урезали пособия на детей.

24-27 октября 2008 года в г. Намангане был сильный дождь, тем не менее, все дети, начиная с 1-ого класса, были вывезены на автобусах на полевые работы, в сопровождении представителей правоохранительных органов. Из письма, отправленного очевидцами в нашу Ассоциацию, мы узнали, что все подъездные дороги к полям, на которых работали дети, были оцеплены милицейскими машинами. Сами стражи закона сидели в автомобилях и наблюдали, как дети под дождем спасали урожай. «Я смотрела на своего сына, как он под дождем, весь промокший, с целлофановым мешком на голове, собирает этот хлопок, и моя душа разрывалась от того, что я не могу защитить его!» – написала нам мать одного из этих школьников.

В Ферганской области  с 1 сентября 2008 г. учащиеся 1-6 классов школы №15 города Коканда имели доступ к занятиям лишь в том случае, если они приносили с собой в школу от 5 до 10 кг хлопка ежедневно. Норма определялась для каждой возрастной категории. Формально, дети не были оторваны от учебного процесса, но на практике им приходилось после занятий по полдня «добровольно» работать на хлопковом поле, таким образом, добывая свой пропуск к знаниям. Контроль за выполнением этого «домашнего задания» возлагался на классных руководителей, а сведения о собранном хлопке администрация школы передавала в администрацию района (хокимиат). Из письма в Ассоциацию: «Мы, родители, удивились находчивости властей. Как наши дети смогут готовить уроки после школы, если им нужно бежать на поле, чтобы успеть выполнить это задание учителей засветло? Многие из нас, чтобы уберечь детей от тяжелого труда, стали за них собирать хлопок, а на полях работники хокимиата[1] стали заставлять нас собирать еще и взрослую норму хлопка в день. Конечно, никто нам за этот хлопок не платил. Если не считать единичные случаи, когда, в качестве пропаганды и агитации, лучшим сборщикам перед камерами местного телевидения вручали в подарок капроновые чулки в качестве премии. ..я не знаю, как можно защититься от такой несправедливости».

С 18 сентября 2008г. всех учеников, начиная с 6-ого класса, вывезли на сбор хлопка.  На работу они выходили даже в ненастье.

Случаи смерти и травматизма во время сбора хлопка не расследуются
Статистика детского травматизма, заболеваемости, пищевых отравлений, полученных во время хлопкового сезона, все годы является закрытой. Нет никакой перспективы и для расследований таких инцидентов. По полученной нами информации, во время сезона 2008 года было 7 случаев смерти детей на полях. Конкретных данных установить пока не удается. Приведем случай из предыдущего сезона. В  2007 году в Бахмальском районе Джизакской области 15-16-летние учащиеся медицинского колледжа города Джизака, по приказу главы администрации Анарбаева М.Т., с 22 сентября по 29 ноября собирали хлопок. В октябре произошла трагедия. Трактор наехал на Абдуллаеву Гавхар, которая от усталости уснула на грядке. Девочка скончалась сразу же. Все свидетели события дали письменное обещание не разглашать этот факт. До сих пор с родителями погибшей девочки правозащитникам встретиться не удается. Они запуганы, так как им угрожали расправой, если они будут общаться с журналистами и правозащитниками.

* * *
Свыше 2-х миллионов школьников в возрасте от 10 до 15 лет ежегодно привлекаются в Узбекистане к сбору хлопка. Их отрывают от учебного процесса до двух месяцев в осенний период. Норма сдачи хлопка для школьников почти такая же, что и для взрослого человека, от 20 до 50 и выше кг в день в зависимости от возраста. Детям платят за 1 кг собранного хлопка от 3 до 5 центов США. Во время уборочных работ дети лишены качественного питания и воды, а также медицинского обслуживания. На местах сбора хлопка отсутствуют элементарные бытовые условия. Дети работают без выходных дней не менее 8 часов в день, поднимают фартуки с хлопком по 15-20 кг. Дети работают на полях, обработанных пестицидами, гербицидами и дефолиантами, воздействие которых на организм ребенка мало изучено. Во время сбора хлопка, как правило, дети живут в  помещениях без водопровода, горячей воды, канализации и отопления. 

Уважаемые господа,
Обращаю Ваше внимание на то, что восемь наших коллег-правозащитников, подвергая себя и своих близких опасности, собирали этот материал, чтобы вы могли убедиться в достоверности наших сведений. В конце сезона 2008 года в связи с угрозой ареста они покинули пределы страны.  Документирование нарушений прав человека в Узбекистане дается особой ценой.

Позиция членов Совета ООН по правам человека очень важна для развития принципов свободы и прав человека в Узбекистане. Хочется надеяться, что приведенные мною факты систематической практики эксплуатации детей станут предметом серьезного обсуждения на предстоящей сессии по Универсальному периодическому обзору. От голоса каждого из вас зависит, какими темпами будет создаваться правовая база для защиты прав детей в соответствии с нормами  Конвенции о правах ребенка, Конвенции 182 МОТ о запрещении и немедленных мерах по искоренению наихудших форм детского труда, и насколько быстро ратифицирует Узбекистан Конвенцию 138 МОТ о минимальном возрасте. И когда, наконец, правительство Узбекистана начнет выполнять свои обязательства, взятые по международным соглашениям в области прав человека?

Спасибо за внимание.






[1] территориальных подразделений Администрации. В Узбекистане районные, городские, областные подразделения администрации. 

18.11.08

Санкции Евросоюза в отношении Узбекистана: «ЗА» и «ПРОТИВ»

18 ноября 2008 года (вторник) в 11.00 в Centre d'Accueil de la Presse Etrangère CAPE по адресу: Grand Palais Cours la Reine – Perron Alexandre III 75008 Paris – France состоится пресс-конференция Ассоциаций «Права человека в Центральной Азии» и «Центральноазиатская петиция» на тему :
Санкции Евросоюза в отношении Узбекистана отменены, в то время как положение с правами человека ухудшается
13 октября 2008 года Европейский Союз снял визовые ограничения узбекским чиновникам, причастным к андижанскому расстрелу, оставив в силе мораторий на продажу Узбекистану оружия и военного оборудования. Режим Каримова утверждается в безнаказанности, а Евросоюз заметно отступил от первоначальных требований, сделав вывод, что Узбекистан добился прогресса в соблюдении прав человека.

Массовое убийство, произошедшее в Андижане три года тому назад, так до сих пор и не расследовано. Неизвестным остается количество погибших, без вести пропавших, не раскрыты места тайных захоронений. Активисты гражданского общества, поддержавшие первоначальное требование Европейского Союза провести независимое расследование андижанских событий, продолжают оставаться в заключении. Несмотря на все это, санкции были отменены. Недавно вышедшая на свободу узбекская правозащитница Мутабар Таджибаева, лауреат премии Мартина Энналса,  примет участие в обсуждении ситуации в Узбекистане в связи с отменой санкций.

Мутабар ТАДЖИБАЕВА, руководитель правозащитного клуба «Пламенные сердца», Узбекистан. 6 октября 2005 года Таджибаева объявила на пресс-конференции, что располагает важными фактами об андижанских событиях, свидетельствующими о преступных действиях властей. Через несколько часов ее арестовали и приговорили к 8 годам лишения свободы. 2 июня 2008 года, благодаря действиям международного сообщества, она была освобождена. За три года, проведенных в узбекской тюрьме, она неоднократно подвергалась пыткам и в результате сильно подорвала здоровье. 15 мая 2008 года Мутабар Таджибаева стала лауреатом премии Мартина Энналса для правозащитников.

Ключевые темы пресс-конференции:
               - Санкции Евросоюза в отношении Узбекистана: «ЗА» и «ПРОТИВ».
               - О положении политзаключенных.
               - Свобода слова в Узбекистане – угроза действующей власти.
               - Хлопкорабы, сезон 2008 года.
Будут представлены фотосвидетельства на тему «Детский труд в хлопковом секторе Узбекистана»
*   *   *
Ведет пресс-конференцию
Надежда АТАЕВА, президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»

Участвуют:

Франсуа ЗИМЕРЕЙ, посол Франции по правам человека, Франция (ожидаем подтверждение);
Элин ФУЛЬЦ, директор МОТ по странам Восточной Европы и Центральной Азии;
Тим НООНАН, директор «Campaigns and Communications ITUC», Брюссель (ожидаем подтверждение);
Кирилл БУКЕТОВ, региональный координатор Международного союза работников пищевой промышленности и сельского хозяйства Регионального координационного офиса IUF по странам Восточной Европы и Центральной Азии (ожидаем подтверждение); 
Жаклин ХЭЙЛ, Институт «Открытое общество», Бельгия (ожидаем подтверждение);
Жюльет УИЛЬЯМС, директор ««Фонда экологической справедливости», Великобритания; 
Фредерик ЛЕЛЛУШ, уполномоченный «Магреб-Центральная Азия-Европа», ACAT, Франция;
Саша КУЛАЕВА, директор бюро по Восточной Европе и Центральной Азии Международной Федерации по защите прав человека – FIDH;

5.11.08

Обращение о 27 узбекских беженца, дважды высланных из Турции

Президенту Турции Абдулле Гюл
Премьер-министру Турции Реджеп Тайип Эрдоган
В Парламент Турции


Уважаемые господа,

Мы глубоко взволнованы тем, что 11 октября 2008г. из Турции были высланы 27 мандатных беженцев УВКБ ООН, среди которых - 15 несовершеннолетних детей, в том числе трое грудных, и 6 женщин,  одна из них беременна.

Эти люди, прибывшие в Турцию в сентябре 2007 года из Ирана, - выходцы из Ферганской долины Республики Узбекистан.

Они покинули родину в 90-х годах прошлого века, спасаясь от репрессий, которым узбекские власти подвергали прихожан мечети одного из самых популярных в Узбекистане имамов - Абдували-кори Мирзаева. Эти беженцы не знали о существовании института международной защиты. Увидев однажды по государственному узбекскому телевидению передачу о лагере для «религиозных беженцев» на территории Таджикистана, они туда и направились, не представляя, что попали к исламистам. Их скитания, начавшиеся в  Таджикистане,  через Афганистан, Пакистан и Иран привели их в Турцию – они надеялись, что здесь их дети смогут, наконец, учиться в школе и будут обеспечены медицинской помощью.

Беженцы добросовестно соблюдали турецкое миграционное законодательство. Тем не менее, 12 сентября 2008г. всех их на полицейской машине вывезли за пределы турецкой территории – в Иран, - где они оказались под контролем вымогателей. Бандиты  требовали за них денежный выкуп и угрожали расправой, если не получат его.

Через неделю беженцев отпустили, и они вернулись в г. Ван. Ночью 11 октября 2008 года полицейские, буквально, подняв спавших людей с постелей, опять вывезли их в Иран. Еще через два дня беженцы смогли сообщить международным правозащитным организациям, что они находятся в приграничном горном районе, у них нет продуктов и теплой одежды, но идти в иранский лагерь беженцев в г.Арок, где уже побывали до переселения в Турцию, они боятся. С тех пор с ними не удается связаться.

Мы серьезно обеспокоены их судьбой и считаем, что в этой ситуации только при содействии турецкого правительства и депутатов парламента Турции можно спасти эту группу людей, которые доверили свои судьбы международным механизмам защиты беженцев.

В надежде на Ваше внимание, 

Ёдгор Обид
поэт, Австрия  jodgor.obid@gmx.at 

Надежда Атаева,
президент Ассоциации «Права человека в Центральной Азии», Франция nadejda.atayeva@neuf.fr   

Тамара Чикунова,
руководитель правозащитной организации «Матери против смертной казни и пыток», Узбекистан tamara4848@mail.ru 

Сергей Ковалев
председатель Правления Фонда им. Сахарова и председатель правления российского "Мемориала", президент Института Прав Человека, Москва, Россия  

Валентин Гефтер
директор Института Прав Человека, Москва, Россия 

Инга Сикорская,
руководитель проекта по Узбекистану и Туркменистану Института по освещению войны и мира

Хадича Абышева,
Президент «Правового центра женских инициатив «Сана Сезiм», Казахстан

Виктория Тюленева,
Руководитель Правозащитного центра Казахстанского международного бюро
по правам человека и соблюдению законности

Ташпулат Юлдашев
политолог, Ташкент, Узбекистан

Камолиддин Раббимов
политолог, Ташкент, Узбекистан 

Александр Осипов
член Совета Правозащитного Центра "Мемориал", Москва, Россия.

Елена Рябинина
руководитель программы помощи политическим беженцам из Центральной Азии Комитета "Гражданское содействие", Москва, Россия 

Татьяна Рахманова,
исполнительный продюсер студия «Wilton Films», Париж, Франция 

Алексей Толкачев
руководитель Международной Демократической Инициативы «Помаранч», Киев 

Андрей Бабицкий
журналист, военный корреспондент Радио Свобода/ Свободная Европа, Чехия

Дмитрий Беломестнов
корреспондент Информационного Агентства "Прима news", Москва, Россия

Филипп Фризон
переводчик, Страсбург (Франция).

Владимир Лесык
президент Ассоциации защиты прав граждан Украины

Лев Пономарев
Общероссийское движение "За права человека", член Московской Хельсинкской группы, Москва,  Россия

Бернхард Клазен,
Международная Рабочая Группа за Миротворчество, Германия

Инга Ватерлот,
журналист Международного Французского радио (RFI), Париж, Франция

Агнешка Клосовска,
член Правления Хельсинкского Фонда по Правам Человека, Варшава, Польша

Адам Пырек,
координатор программ Хельсинкского Фонда по Правам Человека, Варшава, Польша

Ленур Керимов,
координатор программ Хельсинкского Фонда по Правам Человека, Варшава, Польша

Максуд Бекжан
поэт, член партии ERK, Норвегия

Наталья Бушуева
журналист, Швеция

Марианна Ханукова,
социолог, член партии "Яблоко", Россия 

Нина Рябушкина,
служащая, участница акций "Международной Амнистии", Санкт-Петербург, Россия

Владимир Каплун
редактор, Харьковская правозащитная группа, Украина 

Галя Койнаш
Харьковская правозащитная группа, Украина 


12.10.08

Турция: Снова коллективная высылка узбекских беженцев!


«Вы нам здесь не нужны!»
Так сказали турецкие полицейские, 
когда вновь везли беженцев на границу с Ираном

11 октября 2008 г. в городе Ван (Турция) вновь были задержаны полицейскими 27 узбекских беженцев, которые год назад прибыли из иранского лагеря. Второй раз за прошедший месяц их принудительно выслали в Иран. Необходимо вмешательство международного сообщества.

Случайно один из этой группы беженцев остался в Турции, имя его не называем в целях безопасности. С его слов, в 21.20 в субботу, 11 октября 2008 г., к дому, в котором они проживали, приехали полицейские. Их принудительно посадили в спецавтомобиль и вывезли за пределы Турции. Отношение к ним было хоть и недоброжелательным, но в этот раз их не избивали и не обыскивали. Им лишь сухо и прямо сказали: «Вы нам здесь не нужны!»

Ассоциации стало известно, что среди высланных – 15 несовершеннолетних детей, трое из которых родились меньше года назад  6 женщин и 6 мужчин. Адвокаты беженцев и в представительстве УВКБ ООН г. Ван уже знают  о повторной коллективной высылке.

В настоящее время все 27 высланных беженцев находятся на территории Ирана; они скрываются от полиции и опасаются возвращаться в лагерь беженцев. Незадолго до их побега из Ирана, в сентябре 2007 г., семеро мужчин из числа этой группы были арестованы на пять дней за нарушение режима пребывания в лагере. Был проведен административный суд. Они тогда получили предупреждение, что в случае повторения порядка пребывания в лагере, будут тут же выданы узбекским властям, которые давно этого добивались. Шансов на переселения из Ирана они не было. Сотрудники УВКБ ООН им откровенно говорили, что шансов у них практически нет, а правительство Ирана несколько раз игнорировало их просьбу предоставить убежище, не давая им даже права на работу. Их дети за все годы эмиграции не учились; когда болели, приходилось их лечить народными средствами, потому что медицинской страховки у них не было.

За последний месяц Турция второй раз совершила высылку этой группы беженцев. 12 сентября 2008 г. полицейские их вывезли за пределы Турции, на нейтральную территорию рядом с иранской границей. Затем все они подверглись осмотру, в результате которого у них были изъяли деньги и сим-карты из мобильных телефонов. Те, кто пытался сопротивляться, были жестоко избиты, даже женщины. Их оставили в беспомощном состоянии и предупредили, чтобы они ни в коем случае не возвращались в Турцию. В тот же день они оказались под надзором лиц, угрожавших им смертью, если за них не будет выплачен выкуп.

22 сентября 2008 г. вымогатели получили вознаграждение и провели беженцев до турецкой границы. Они вернулись в г. Ван и тут же получили поддержку «Международной Амнистии», благодаря которой каждая семья смогла нанять адвоката. Активную позицию заняли и сотрудники Офиса Комиссариата ООН по делам беженцев в г. Ван. 11 октября – в ночь с субботы на воскресенье, когда все офисы международных миссий и правозащитных организаций закрыты, была повторно совершена коллективная высылка узбекских беженцев, находящихся на территории Турции легально. Эти действия совершены вопреки обязательствам соблюдать нормы Конвенции ООН против пыток, Европейская Конвенция о защите прав человека и основных свобод и других соглашений в области прав человека.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обращает внимание УВКБ ООН, Специального докладчика ООН по вопросам пыток и других международных миссий на то, что правительство Турции:
            - не выполняет обязательства по соблюдению ст. 3 Конвенции ООН против пыток, которая гласит, что ни одно государство не должно высылать, возвращать или выдавать лицо другому государству, если ему могут угрожать пытки; 
              - не проводит расследование по факту высылки беженцев;
              - не обеспечивает правовую защиту беженцам, пострадавшим от нарушений прав.


Приложение:
Список узбекских беженцев, незаконно высланных из Турции в Иран, 11 октября 2008 г.:

1. Рахмонов Улугбек Одилжонович, гражданин Узбекистана, 25 марта 1965 г.р., уроженец г. Андижан (Узбекистан).
2. Рахмонова Тожихон Собитжоновна, 18 февраля 1973 г.р. (жена).
3. Одилова Омина Улугбековна, 16 марта 1996 г.р. (дочь).
4. Одилов Мухаммадали Улугбекович, 6 августа 1998 г.р. (сын).
5. Одилова Марям Улугбековна, 22 апреля 2002 г.р. (дочь).
6. Рахмонова Фатима, 1 год (дочь).
7. Рахмонова Зухра, 1 год (дочь).

8. Курбонов Анвар Икромович, гражданин Узбекистана, 29 ноября 1970 г.р., уроженец 
     Андижанской области (район Буз), колхоз им. Навои (Узбекистан).
9. Курбонова Насиба Одиловна, 11 сентября 1975 г.р. (жена).
10. Курбонова Нодира Анваровна, 12 ноября 1994 г.р. (дочь).
11. Курбонова Уммугулсум Анваровна, 27 октября 1996 г.р. (дочь).
12. Курбонов Мухаммад Анварович, 16 июня 2001 г.р. (сын).
13. Курбонов Иброхим Анварович, 14 сентября 2002 г.р. (сын).

14. Турдиев Зохир Тохирович, гражданин Узбекистана, 21 мая 1980 г.р., уроженец
        Кувинского района Ферганской области (Узбекистан).
15. Одилова Мохира Улугбековна, 22 октября 1993 г.р. (жена).

16. Рахмонов Уктам Одилжонович, гражданин Узбекистана, 22 апреля 1973 г.р., уроженец
        г. Андижан (Узбекистан).
17. Рахмонова Садокат Тохировна, 14 мая 1978 г.р. (жена).
18. Рахмонова Рахимахон Уктамовна,18 июля 1998 г.р. (дочь).
19. Рахмонова Марзияхон Уктамовна, 27 июня 2000 г. (дочь).

20. Охунжонов Дилшод Содикович, гражданин Узбекистана, 11 февраля 1977 г.р., уроженец г. Ташкент (Узбекистан).
21. Исломова Дурдона Жураевна, 7 июня 1980 г.р. (жена).
22. Содикова Хадича Дилшодовна, 2 июля 2000 г.р. (дочь).
23. Содикова Асадулло Дилшодович, 7 декабря 2001 г.р. (дочь).
24. Охунжанов Рахматулла, родился в 2008 г.р. (сын)

25. Рахмонов Олимжон Одилжонович, 16 мая 1971 г.р., уроженец г. Андижан. 
26. Розикова Умида Позилжоновна, январь 1973 г.р. (жена)
27. Одилов Рахматулла Олимжонович, 2 марта 1993 г.р., (сын)



24.9.08

24 узбекских беженца спаслись. Они вернулись из Ирана в Турцию

22 сентября 2008 г. в г.Ван (Турция) вернулись 24 узбекских беженца, которых на днях турецкие правоохранительные органы незаконно выслали в Иран. Им вновь грозит депортация. Необходимо вмешательство международного сообщества.

Со слов возвратившихся беженцев 12 сентября 2008г. турецкие полицейские их вывезли за пределы Турции, на нейтральную территории вблизи к границе Ирана.  Затем все они подверглись осмотру, в результате которого у них были изъяли деньги и сим-карты от мобильных телефонов. Те, кто попытался сопротивляться были жестоко избиты, даже женщины. Их оставили в беспомощном состоянии и предупредили, чтобы они ни в коем случае не возвращались в Турцию.

Через некоторое время этих беженцев заметили незнакомцы и под принуждением увезли в горы, обещая их отпустить, когда они заплатят им 3 тысячи долларов. Десять дней 14 малолетних детей,  троим из которых меньше года и 10 взрослых находились под надзором вымогателей. Жили впроголодь и под угрозами расправы, если  не будет вылечена назначенная сумма. Похоже, преступники рассчитали, что в дни мусульманского поста, для спасения заложников можно собрать пожертвование. Оставшиеся беженцы приложили все усилия для этого.

22 сентября 2008г. вымогатели получили вознаграждение и отпустили беженцев. В настоящее время они вновь в г. Ван. Они всячески скрывают свое местонахождение, поскольку опасаются вновь быть высланными в Иран. 

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает правительства Турции выполнять обязательства, следуя ст.3 Конвенции ООН против пыток, которая гласит, что ни одно государство не должно высылать возвращать или выдавать лицо другому государству, если ему могут угрожать пытки.


Список узбекских беженцев, возвратившихся из Ирана в Турцию

1. Рахмонов Улугбек Одилжонович, гражданин Узбекистана, 25 марта 1965 г., уроженец г. Андижан (Узбекистан).
2. Рахмонова Тожихон Собитжоновна, 18 февраля 1973 г. (жена).
3. Одилова Омина Улугбековна, 16 марта 1996 г. (дочь).
4. Одилов Мухаммадали Улугбекович, 6 августа 1998 г. (сын).
5. Одилова Марям Улугбековна, 22 апреля 2002 г. (дочь).
6. Рахмонова Фатима, 1 год (дочь).
7. Рахмонова Зухра, 1 год (дочь).

8. Курбонов Анвар Икромович, гражданин Узбекистана, 29 ноября 1970 г., уроженец Андижанской области (район Буз), колхоз им. Навои (Узбекистан).
9. Курбонова Насиба Одиловна, 11 сентября 1975 г. (жена).
10. Курбонова Нодира Анваровна, 12 ноября 1994 г. (дочь).
11. Курбонова Уммугулсум Анваровна, 27 октября 1996 г. (дочь).
12. Курбонов Мухаммад Анварович, 16 июня 2001 г. (сын).
13. Курбонов Иброхим Анварович, 14 сентября 2002 г. (сын).

14. Турдиев Зохир Тохирович, гражданин Узбекистана, 21 мая 1980 г., уроженец Кувинского района Ферганской области (Узбекистан).
15. Одилова Мохира Улугбековна, 22 октября 1993 г. (жена).

16. Рахмонов Уктам Одилжонович, гражданин Узбекистана, 22 апреля 1973 г., уроженец г. Андижан (Узбекистан).
17. Рахмонова Садокат Тохировна, 14 мая 1978 г. (жена).
18. Рахмонова Рахимахон Уктамовна,18 июля 1998 г. (дочь).
19. Рахмонова Марзияхон Уктамовна, 27 июня 2000 г. (дочь).

20. Охунжонов Дилшод Содикович, гражданин Узбекистана, 11 февраля 1977 г., уроженец г. Ташкент (Узбекистан).
21. Исломова Дурдона Жураевна, 7 июня 1980 г. (жена).
22. Содикова Хадича Дилшодовна, 2 июля 2000 г. (дочь).
23. Содикова Асадулло Дилшодович, 7 декабря 2001 г. (дочь).
24. Охунжанов Рахматулла, родился в 2008 г.


За дополнительной информацией просим обращаться по адресу: asiecentrale@neuf.fr




18.9.08

Турция выдворила 24 узбекских беженца в Иран, им грозит смертельная опасность

12 сентября 2008 г. в 14.00 у здания полицейского отделения г. Ван (Турция) были задержаны 24 узбекских беженца, среди них – в основном женщины и малолетние дети. 22 человека имеют свидетельства мандатного беженца ООН. В тот же день их вывезли в полицейском автомобиле на территорию близ границы с Ираном. В настоящее время все они находятся в горном иранском селении под надзором лиц, угрожающих им смертью, если за них не будет выплачен выкуп. Коллективная высылка беженцев незаконна, их безопасность под угрозой.
  
Согласно полученной информации от узбекских беженцев из Турции, 11 сентября 2008 г. все они ходили в отделение полиции по делам беженцев «Амният ябанчилар шубасы», находящееся на улице Искалар г. Ван. Три раза в неделю они были обязаны расписываться в полицейском журнале, подтверждая, что находятся в пределах этого города и соблюдают миграционный порядок. Там же им сообщили, что 12 сентября 2008 г. в 14.00 будут выдавать материальную помощь для учащихся общеобразовательной школы, и просили прийти без опоздания. В условленное время все собрались. Затем 24 узбекских беженца были незаконно, в принудительном порядке вывезены в специальной полицейской машине в неизвестном направлении. Позже выяснилось, что они находятся в горном селении на территории Ирана под надзором вымогателей, которые грозят их убить, если за них не дадут выкуп. Точный адрес своего местонахождения они назвать не могут и вынуждены передавать по телефону оставшимся в Турции беженцам условия вымогателей.

Ассоциации стало известно, что среди высланных – 14 несовершеннолетних детей, трое из которых родились меньше года назад, 5 женщин и 5 мужчин[1]. В Представительстве УВКБ ООН г. Ван и других отделениях Турции уже знают об этой незаконной высылке.


  • История
Эти беженцы родом из Ферганской долины Узбекистана. В своей стране они преследуются по религиозным мотивамначиная с 1995 г.[2] Многие из них покидали свою страну через Кыргызстан или Таджикистан. До 1999 г. они оставались в Таджикистане, затем через Афганистан, Пакистан и Иран в сентябре 2007 г. пришли в Турцию. Статус мандатного беженца ООН они получили в Иране. Жили в лагере беженцев г. Арак, по условиям которого имели право выходить за пределы территории лишь на 4 часа в день. О перспективах переселения они не знали, права на работу не имели, их дети не учились в школе, медицинская помощь им тоже была недоступна. Поэтому несколько семей решили покинуть этот лагерь и без визы, с помощью проводников, пересекли границу Турции, где сразу же посетили офис УВКБ ООН и зарегистрировались в турецкой миграционной службе. Все время своего пребывания в Турции беженцы соблюдали административный порядок. Причину их высылки представители УВКБ ООН и международные правозащитные организации пытаются выяснить, одновременно стараясь их спасти. Существует реальная угроза безопасности беженцев со стороны вымогателей, а также иранских властей, которые еще год назад предупредили их, что они будут депортированы в Узбекистан, если попытаются самовольно покинуть Иран.

Европейский суд по правам человека несколько раз рассматривал заявления узбекских граждан, в том числе против Турции

  •  В 1999 г., вопреки  обязательствам по Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, власти Турции выдали Узбекистану граждан Зайниддина Аскарова и Рустама Маматханова, которых обвинили в террористических взрывах, совершенных в феврале 1999 г., с условием, что они не будут приговорены к смертной казни. В последующем оба были приговорены к длительным срокам лишения свободы и, со слов самих осужденных, неоднократно подвергались пыткам.
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает правительства Турции и Ирана выполнять обязательства по соблюдению международных соглашений в области прав человека. Незаконная коллективная высылка поставила под угрозу жизнь беженцев, основная часть которых – малолетние дети, и мы просим приложить все усилия для их спасения.


Список узбекских беженцев, незаконно высланных в Иран

1. Рахмонов Улугбек Одилжонович, гражданин Узбекистана, 25 марта 1965 г., уроженец г. Андижан (Узбекистан).
2. Рахмонова Тожихон Собитжоновна, 18 февраля 1973 г. (жена).
3. Одилова Омина Улугбековна, 16 марта 1996 г. (дочь).
4. Одилов Мухаммадали Улугбекович, 6 августа 1998 г. (сын).
5. Одилова Марям Улугбековна, 22 апреля 2002 г. (дочь).
6. Рахмонова Фатима, 1 год (дочь).
7. Рахмонова Зухра, 1 год (дочь).
8. Курбонов Анвар Икромович, гражданин Узбекистана, 29 ноября 1970 г., уроженец Андижанской области (район Буз), колхоз им. Навои (Узбекистан).
9. Курбонова Насиба Одиловна, 11 сентября 1975 г. (жена).
10. Курбонова Нодира Анваровна, 12 ноября 1994 г. (дочь).
11. Курбонова Уммугулсум Анваровна, 27 октября 1996 г. (дочь).
12. Курбонов Мухаммад Анварович, 16 июня 2001 г. (сын).
13. Курбонов Иброхим Анварович, 14 сентября 2002 г. (сын).
14. Турдиев Зохир Тохирович, гражданин Узбекистана, 21 мая 1980 г., уроженец Кувинского района Ферганской области (Узбекистан).
15. Одилова Мохира Улугбековна, 22 октября 1993 г. (жена).
16. Рахмонов Уктам Одилжонович, гражданин Узбекистана, 22 апреля 1973 г., уроженец г. Андижан (Узбекистан).
17. Рахмонова Садокат Тохировна, 14 мая 1978 г. (жена).
18. Рахмонова Рахимахон Уктамовна,18 июля 1998 г. (дочь).
19. Рахмонова Марзияхон Уктамовна, 27 июня 2000 г. (дочь).
20. Охунжонов Дилшод Содикович, гражданин Узбекистана, 11 февраля 1977 г., уроженец г. Ташкент (Узбекистан).
21. Исломова Дурдона Жураевна, 7 июня 1980 г. (жена).
22. Содикова Хадича Дилшодовна, 2 июля 2000 г. (дочь).
23. Содикова Асадулло Дилшодович, 7 декабря 2001 г. (дочь).
24. Охунжанов Рахматулла, родился в 2008 г.

Ассоциация «Права Человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации проявить внимание к судьбе вышеназванных беженцев:
- убедить иранские власти принять все необходимые меры, гарантирующие безопасность беженцам, которые еще остаются у преступников;
- просить иранские власти не возвращать их в Узбекистан, где вероятен риск их безопасности;
- просить турецкие власти не высылать оставшихся в Турции узбекских беженцев: Алима Рахмонова, Умиду Разикову и Рахматулло Адылова, в Иран.

Ваши обращения можно отправлять по адресам:

Office of the Head of the Judiciary
Director, Human Rights Headquarters of Iran
His Excellency Mohammad Javad Larijani
Howzeh Riassat-e Ghoveh Ghazaiyeh
Pasteur St, Vali Asr Ave., south of Serah-e Jomhouri, Tehran 1316814737, Iran
Fax: +98 21 3390 4986 (please keep trying)
Email: fsharafi@bia-judiciary.ir (In the subject line: FAO Mohammad Javad Larijani)
          int_aff@judiciary.ir  (In the subject line: FAO Mohammad Javad Larijani)

Turkish Minister of Interior
Mr. Besir Atalay
Icisleri Bakanligi, 06644 Ankara, Turkey
Fax: +90 312 418 1795

Ministry of Interior – Department for Foreigners Borders Asylum
Mehmet Terzioglu
Head of Department for Foreigners Borders Asylum
(Yabancilar Hudut Iltica Daire Baskani)
General Security Directorate
Emniyet Genel Mudurlugu
Dikmen Caddesi No: 89, Dikmen / Ankara, Turkey
Fax: +90 312 466 90 11
Email:
illegalmig@egm.gov.tr
Salutation: Dear Mr Terzioglu


Parliamentary Commission on Human Rights
Mehmet Zafer Uskul, Commission Chairperson
TBMM Insan Haklarini Inceleme Komisyonu
Bakanliklar, 06543 Ankara, Turkey
Email:
inshkkom@tbmm.gov.tr
Fax: +90 312 420 53 94

Salutation: Dear Mr. Uskul


За дополнительной информацией просим обращаться  по адресу: asiecentrale@neuf.fr








[1] Список высланных беженцев прилагается.

10.7.08

Альтернативный обзорный доклад о ситуации в Узбекистане, представленный к 3-й сессии Совета ООН по правам человека по процедуре UPR (декабрь 2008 г.)

на темы: Право на свободные и справедливые выборы. Право на свободное передвижение. Детский труд в хлопковом секторе. Свобода ассоциации. Положение правозащитников.


РЕЗЮМЕ. В Узбекистане сохраняется режим, опирающийся на карательный аппарат. Несмотря на отдельные меры правительства, направленные на улучшение ситуации с правами человека (в 2008 году вступил в силу закон об отмене смертной казни, принят акт Хабеас корпус; ратифицированы Конвенции МОТ 138 о минимальном возрасте и 182 о запрещении наихудших форм детского труда; миссия  Международного Красного Креста получила разрешение посетить учреждение содержания под стражей; вышли на свободу несколько активистов) в целом, ситуация мало меняется. Более того, нарастает широкомасштабное системное преследование за любую форму критики или мирного протеста в отношении нарушений гражданских, политических, социальных, экономических и культурных прав и свобод человека. Стало опасным для жизни и здоровья распространять информацию в защиту активистов политической оппозиции, независимой прессы и журналистов. Гражданское общество лишено основных прав и свобод, а пассивность и принятие несправедливости становятся единственным способом выживания. Особенно агрессивно власти воспринимают открытые сообщения правозащитников об использовании принудительного детского труда. Существующая практика бесправия и несправедливости  позволяет утверждать, что рекомендации комитетов ООН по периодическим докладам, а также его соображения, представленные по индивидуальным сообщениям в соответствии с факультативным протоколом МПГПП, не выполняются.


Ключевые слова: свобода ассоциаций, право на свободные и справедливые выборы;   свобода ассоциаций и мирных собраний; свобода передвижения; принудительный детский труд, право на доступ к образованию; право на защиту детей от вредных условий труда.

1. Право на участие в управлении государством: свободные и справедливые выборы

Несоответствие национального избирательного законодательства международным стандартам повлекло нарушение права на свободные и справедливые выборы при проведении парламентских (2004г.) и президентских (2007г.) выборов.

26 декабря 2004 года состоялись парламентские выборы. Все выборные процессы управлялись и координировались администрацией президента. Председатель и члены Центрального избирательного комитета также назначены президентом, и затем  утверждены в парламенте*. Действующий двухпалатный парламент позволяет президенту страны контролировать законодательную власть.
*Пояснение: с 2005г. в Узбекистане действует двухпалатный парламент. Верхняя палата состоит из 100 сенаторов, нижняя – из 120 депутатов. 16 сенаторов назначаются указом президента, остальные избираются  из областных, городских и районных Советов депутатов. По законодательству председателями  областных, городских и районных Советов депутатов являются главы тех же региональных администраций, назначенные президентом страны.
Все попытки оппозиционных партий получить регистрацию были отклонены и поэтому они не смогли выдвинуть кандидатов на выборы. В Узбекистане существуют три оппозиционные партии: «Бирлик», «Озод дехконлар», «Эрк», они лишены официальной регистрации, поскольку любая критика властями воспринимается как угроза существующему строю. В соответствие с Законом о  политических партиях Республики Узбекистан, их деятельность прекращается по собственному решению учредителей или суда. Однако, ранее зарегистрированные партия «Эрк» 3 сентября 1991г. и движение «Бирлик»** 11 ноября 1991г., уже в октябре 1993г.
** Пояснение. Партия «Бирлик» была преобразована из Народного движения Узбекистана
Лишились официального статуса по решению министерства юстиции, уполномоченного лишь регистрировать юридические лица. Желая участвовать в парламентских выборах 2004 г., партия «Бирлик» сделала две попытки пройти регистрацию. 24 декабря 2004г. (за два дня до начала выборов) по формальной причине Минюст уведомил ее об отказе. Тогда партия приняла решение выдвигать своих кандидатов в парламент, как «независимых», но Центральный избирательный комитет под разными предлогами не стал их регистрировать. Партия «Озод дехконлар» тоже сделала попытку зарегистрироваться для участия на парламентских выборах, но и ее заявление было отклонено.

Президентские выборы 23 декабря 2007 г. позволили Исламу Каримову оставаться у власти с 1989г. и получить третий президентский мандат, в нарушение ст. 90 Конституции, полагающей, что «одно и тоже лицо не может быть избрано президентом Республики Узбекистан более двух сроков подряд».

Политические оппоненты и все те, кто протестовал против участия Ислама Каримова в выборах, подверглись административному и уголовному преследованиям, подробнее в [1.]

2. Право на свободное передвижение

В действующем законодательстве Узбекистана отсутствует определение права на свободу передвижения и выбор места жительства. На практике это привело к произвольному ограничению передвижения граждан и лиц, постоянно проживающих в стране. 15 апреля 1999 г. в Кодекс об административной ответственности Республики Узбекистан были внесены поправки, которые ввели наказание штрафом размером от одной до трех минимальных зарплат за нарушение правил паспортной прописки. Действующий режим прописки, въезда и выезда регулируется подзаконными актами, а именно приложением №1 к Указу Президента Республики Узбекистан от 26.02.1999г. N УП-2240  «Положение о паспортной системе в Республике Узбекистан», 4 апреля 2004г., в данное Положение были внесены изменения и дополнения в соответствии с  п.1 Указа Президента РУз. N УП-3441, подробнее в [3.]-[3.6]

С 2004 г. была взята под контроль экономическая и трудовая миграция жителей из сельских местностей в города, под предлогом контроля за распространение идей исламского фундаментализма. После Андижанской трагедии трудности с передвижением внутри страны возникли и у активистов гражданского общества, особенно у тех, кто был осужден и отбывал наказание в местах лишения свободы (подробнее  в приложении, 4).

6 января 1995 г. постановлением Кабинета министров Узбекистана было принято положение «Порядок выезда за границу граждан Республики Узбекистан». Согласно  этому положению, каждый выезжающий за границу обязан получить в Отделе по вопросам правил въезда и выезда за границу Министерства внутренних дел Республики Узбекистан (ОВИР) по месту прописки***, что позволяет контролировать выезд граждан из страны. В то же время ст. 223 Уголовного кодекса предусматривает наказание лишением свободы до 10 лет за выезд из страны, въезд в Республику Узбекистан или переход границы в нарушение установленного порядка.
*** Пояснение. Прописка — государственная система контроля миграции населения, сложившаяся в СССР и существующая в ряде государств, находящихся на его бывшей территории, включая Узбекистан. Ее принцип заключается в жёсткой привязке граждан к их постоянному месту жительства. 
Чаще всего власти отказывают в выездной визе правозащитникам, представителям политической оппозиции и журналистам. За последние два года с проблемой продления выездной визы столкнулись студенты и трудовые мигранты, проживающие за рубежом. Посольства Узбекистана не рассматривают заявления на продление выездной визы, как это практиковалось ранее, а направляют своих граждан в отделения внутренних дел по месту прописки в Узбекистане. По нашей информации, многие граждане по возвращению в Узбекистан допрашивались представителями правоохранительных органов. Нам известны случаи, когда уголовному преследованию по ст. 223 УК РУз. подверглись даже те лица, которые выезжали из страны по трудовой и студенческой визе. Правоохранительные и судебные органы систематически отказываются принимать во внимание  тот факт, что эти лица являются гражданами страны, они выехали из страны легально и вправе возвращаться, когда посчитают нужным, (подробнее в приложении, 5).  Перечисленные выше ограничения являются нарушением ст. 12 Международного пакта о гражданских и политических правах.

3. Детский труд в хлопковом секторе

Узбекистан ратифицировал Конвенцию ООН о правах ребенка и Конвенции МОТ о минимальном возрасте и о запрещении наихудших форм детского труда. Конституция страны, Трудовой кодекс, а также принятый в 2007 г. Закон «О гарантиях прав ребенка» запрещают использование труда детей в возрасте до 15 лет, предусматривающих государственную защиту ребенка от всех видов эксплуатации. Однако практика находится в противоречии с законодательством страны и с международными обязательствами, взятыми на себя Узбекистаном.

Свыше 2-х миллионов школьников в возрасте от 10 до 15 лет ежегодно привлекаются к сбору хлопка. Их отрывают от учебного процесса до двух месяцев, подробнее в [5.]. Массовое и принудительное привлечение детей к сбору урожая хлопка в Узбекистане происходит по указаниям региональных глав администраций (хокимов). Директора школ по их приказу обеспечивают явку детей на сбор хлопка, подробнее в [5.1]-[5.2]. Учителя находятся с подростками весь сезон, строго контролируя выполнение норм по сбору хлопка. Известны факты о привлечении к уголовной ответственности преподавателей школ за то, что они не вывели детей на хлопковые поля. Есть случаи, когда учащихся отчислили из школы за отказ собирать хлопок подробнее в [5.1]. Фермеры тоже находятся в большой зависимости от местных администраций. За отказ использовать детей на сборе хлопчатника некоторых фермеров лишали аренды земельного участка, находя формальный повод подробнее в [5.3.].

В Узбекистане хлопкоуборочные кампании с участием детей проводятся с одобрения высшего руководства государства. Хлопок - основной экспортный продукт страны, доходы, от продажи которого идут не только в государственную казну, но и личные карманы тех, кто контролирует экспорт хлопка. Государство заинтересовано в дешевой рабочей силе и поощряет использование принудительного детского труда. Личная карьера каждого главы местной администрации напрямую зависит от выполнения государственного заказа.

Норма сдачи хлопка для школьников почти такая же, что и для взрослого человека, от 20 до 50 и выше кг в день в зависимости от возраста. Детям платят за 1 кг собранного хлопка от 0.03 до 0.05 центов США. Во время уборочных работ дети лишены качественного питания и воды, а также медицинского обслуживания. На местах сбора хлопка отсутствуют элементарные бытовые условия. Дети работают без выходных дней не менее 8 часов в день, поднимают фартуки с хлопком по 15-20 кг. Дети работают на полях, обработанных пестицидами, гербицидами и дефолиантами, воздействие которых на организм ребенка мало изучено. Официальная статистика заболеваний детей в этот период не публикуется. Известно, что из-за недостаточных санитарно-гигиенических условий, многие дети болеют вирусным гепатитом, анемией, педикулезом и др. Некачественная пища становится причиной заболеваний кишечно-желудочного тракта. Девочки из-за отсутствия санитарно-гигиенических условий часто болеют гинекологическими заболеваниями.

Во время сбора хлопка, как правило, дети живут в  помещениях без водопровода, горячей воды, канализации и отопления. Тяжелые условия труда на хлопковых полях только в 2007 году привели к нескольким смертельным случаям, но подобная информация тщательно скрывается, подробнее в [5.4]-[5.5].

4. Свобода ассоциаций

4 апреля 2005 года Министерство юстиции Узбекистана оставило без рассмотрения заявление о регистрации партии «Народное движение Узбекистана "Бирлик". Это была пятая попытка зарегистрировать партию. Согласно ст. 8 Закона Республики Узбекистан "О политических партиях", заявление о регистрации политической партии рассматривается  в течении одного месяца со  дня  его  поступления.  По  результатам рассмотрения принимается  решение  о  регистрации  политической  партии  или отказе в регистрации. Решение  выдается либо  направляется по  почте руководящему органу политической партии не позднее чем в трехдневный срок со дня  его принятия.  Заявление партии "Бирлик" не было рассмотрено в нормативные сроки, и Минюст не уведомил о своем решении в установленном законом порядке. После многократных требований руководства партии «Бирлик» ответ министерства был выдан уполномоченному представителю партии лишь 18 апреля 2005 г. Однако, в очередной раз, нарушив закон, он  вынес решение, оставив заявление партии "Бирлик" без рассмотрения. В своем решении Минюст указывает, что указанные в заявлении  подписи и другие личные данные примерно 3 тысяч из 22 тысяч членов партии являются фальсифицированными. Минюст отказался показать список лиц,  чьи подписи якобы фальшивые. Однако доказательства или данные почерковедческой экспертизы на определение недостоверности подписей не были представлены. Обжалование решения Минюста в судебных органах оказалось невозможным, так как жалобу  не приняли для рассмотрения.

Неправительственная некоммерческая организация «Матери против смертной казни и пыток» в 2002 году получила  первый отказ в регистрации. В Министерстве юстиции заявили, что не собираются регистрировать организацию с таким названием. В январе 2003 г. была подана ее новая заявка с названием организации «Матери против преступлений против личности», но до сих пор решение Министерством принято не было.

В 2004 г. введены новые процедуры регистрации и отчетности неправительственных организаций, которые обязывают НПО, осуществляющие деятельность в Узбекистане, согласовывать с Минюстом все свои мероприятия, вплоть  до повестки дня, сроков мероприятий, их места проведения, а также обязательно привлекать для участия в них представителей Министерства юстиции.  Такие нововведения повлекли за собой закрытие офисов института «Открытое Общество», Интерньюс и др. В июне 2005 г. была образована Национальная ассоциация негосударственных некоммерческих организаций Узбекистана (НАННО Уз), в состав которой вошли 5 180 неправительственных организаций. По представлению Минюста судебные органы только за 2005-2007 гг. закрыли более 300 организаций из этой ассоциации. По многим признакам этот процесс будет продолжаться, так как власти нацелены взять под контроль деятельность неправительственных организаций и международных фондов и представительств, в особенности, правозащитных, более подробно в [6].

5. Положение правозащитников.

По наблюдениям нашей организации, за последние три года более 70 активных правозащитников были подвергнуты преследованиям и многие из них лишены свободы. Некоторые были вынуждены эмигрировать из-за угрозы ареста. Фактически правозащитники привлекаются к ответственности по политическим мотивам в следствии из-за своей правозащитной деятельности, но формально эти дела возбуждаются и расследуются по статьям Уголовного кодекса, предусматривающим ответственность за совершение мошенничества, хищение чужого имущества в особо крупных размерах, дачу взятки и другие тяжкие или особо тяжкие преступления. Наказание по данным статьям предусматривает лишение свободы на длительные сроки. Такой способ устранения лиц с активной гражданской позицией позволяет властям вводить в заблуждение международную общественность, заявлять о том, что в Узбекистане нет ни политических  осужденных, ни репрессий против инакомыслящих. Активисты продолжают деятельность внутри страны в условиях повышенного риска.

6. Рекомендации Правительству Республики Узбекистан

1. Соблюдать обязательства по международным соглашениям в области прав человека в соответствии с принципом pacta sunt servanda;

2. В целях соблюдения права принимать участие в ведении государственных дел, отменить назначение членов парламента президентом Узбекистана, отменить практику предложения кандидатуры на должность председателя Сената (Верхней палаты парламента) президентом Узбекистана, предоставив членам Сената самим выбирать председателя палаты, ввести выборность глав администраций областей и города Ташкента путем прямых выборов;

3. Принять нормативный акт о паспортной системе, устанавливающий уведомительный порядок регистрационного учета прибытия, в том числе временного, и проживания граждан. Исключить практику разрешительной регистрации граждан по месту временного проживания, прописки, въезда и выезда, которые до настоящего времени устанавливаются  Приложением №1 к Указу Президента Республики Узбекистан от 26.02.1999г. N УП-2240  «Положение о паспортной системе в Республике Узбекистан», 4 апреля 2004г., в данное Положение были внесены изменения и дополнения в соответствии с  п.1 Указа Президента РУз. N УП-3441. Данные подзаконные акты вступают в противоречие со ст. 12 МПГПП  о  праве на свободное передвижение;

4. Для обеспечения гарантированного запрета на принудительный труд, отказаться от практики использования принудительного детского труда во всех сферах  экономики, включая хлопковый сектор;

5. Соблюдая право на образование не отвлекать школьников от учебного процесса для участия на сезонных полевых работах, причиняющих вред здоровью;

6. Предоставить гарантированное право граждан на свободу ассоциации и зарегистрировать оппозиционные политические партии и общественные организации, отказаться от практики вмешательства государства в деятельность гражданского общества;

7. Взяв на себя обязательство обеспечивать право на свободное выражения своего мнения, включая свободу искать, получать и распространять информацию, отменить практику  преследования лиц, которые  информируют общественность о нарушениях прав человека;

8. Разрешить посетить Узбекистан спецдокладчику ООН по вопросам защиты прав правозащитников для изучения ситуации.
Доклад подготовлен Надеждой Атаевой, президентом Ассоциации «Права человека в Центральной Азии».  Консультант: The International Federation for Human Rights (FIDH)
Приложение:

[1.]  6 декабря 2007 г. Юсуф Жума и двое его сыновей начали серию акций протеста в Каракульском районе Бухарской области, с призывами к отставке президента Ислама Каримова. Их акция длилась несколько дней. 10 декабря 2007 г. в дом Юсуфа Жумы ворвалась группа узбекского спецназа, они  крушили все на своем пути. Без предъявления постановлений на обыск и арест беспорядочными выстрелами взламывались замки дверей, нападавшие громили имущество и архив поэта. Были убиты две собаки и домашний скот, принадлежавший семье поэта. Против безоружных граждан было применено огнестрельное оружие, но никто из должностных лиц не понес за это ответственность. 17 декабря 2007 года был арестован поэт-диссидент  Юсуф Жума, в дальнейшем он был осужден на пять лет лишения свободы.

[2.]  В 2007 г. «Правозащитный Альянс Правозащитников Узбекистана» провел несколько акций простестка в рамках общественной программы «За право участия в управлении государством: свободные и справедливые выборы». 18  октября  2007 г.  его участники  Абдилло Тожибой  угли и Ахтам Шаймарданов встретились  с  представителем Центральной избирательной комиссии Узбекистана Адыловым Комилжоном. Правозащитники напомнили, что участие Ислама Каримова в президентских выборах противоречит ст. 90 Конституции Узбекистана.  Через полгода после президентских выборов, они были вынуждены покинуть Узбекистан. На родине они почувствовали угрозу ареста и поэтому обратились за международной защитой.

[3.] Список нормативных  актов о паспортной системе, которые противоречат ст. 12 . Международного пакта о гражданских и политических правах:
          [3.1.] Указ президента Узбекистана И. Каримова «О введении в действие «Положения о паспортной системе в Республике Узбекистан» от  23 декабря 1994 г;
          [3.2.] Приложение N1 к Указу Президента Республики Узбекистан от 26 февраля 1999 года N УП-2240 «Положение о паспортной системе в Республике Узбекистан»;
          [3.4.]  Указ президента Республики Узбекистан о внесении изменений и дополнений NУП-3441 от 4.06.2004 г. к Указу президента Узбекистана И. Каримова от 26 февраля 1999 г. NУП-2240 «О совершенствовании паспортной системы Республики Узбекистан»;
          [3.5.]  Приложение N 2 к Указу Президента Республики Узбекистан от 26 февраля NУП-2240 «Положение о виде на жительство в Республике Узбекистан для иностранца, вида на жительство в Республике Узбекистан для лица без гражданства и удостоверении лица без гражданства»;
          [3.6.]  15 апреля 1999 г.  президент Узбекистана И.Каримов утвердил поправки к 223-статье Кодекса Узбекистана об административной ответственности. За нарушение правил паспортной прописки, проживание гражданина, обязанного иметь паспорт, без паспорта или по недействительному паспорту, без временной или постоянной прописки или регистрации – повлекли наложение штрафа от одного до трех минимальных размеров оплаты труда. (Штрафы, связанные с паспортной пропиской по сравнению с предыдущим Положением,  увеличились в три раза!);
          [4.] По сообщениям, которые получила Ассоциация, с мая 2005 года правозащитник из Джизака Бахтияр Хамраев находится под постоянным наблюдением правоохранительных органов. 11 декабря 2006 г. он не смог поехать из Джизака в Ташкент на прием, устроенный в посольстве США в честь Международного дня прав человека;  Отсутствие выездной визы (ОВИР) не позволило Б. Хамраеву участвовать в семинаре для узбекских правозащитников, проводимом в Турции с 23 по 25 января 2007 г. Вместе с ним не смогли поехать еще 12 правозащитников, так как им не позволили власти; 5 июня 2008 г. Хамраеву  пришлось сделать несколько попыток, чтобы выехать из Джизака в Ташкент на встречу, посвященную принудительному использованию детского труда в хлопковом секторе Узбекистана;
          [4.1.] 2 июня 2008 г. правозащитница Мутабар Таджибаева была освобождена из мест лишения свободы по состоянию здоровья. Только после вмешательства МИДа Франции правозащитнице Мутабар Таджибаевой разрешили выехать из г. Маргилана, в котором она проживает, в город Ташкент для лечения.

[5.] АHRCA располагает копией школьного журнала одной из школ Ферганской долины. На его страницах  отмечены пропуски с 4 сентября по октябрь 2007 года и поперечной строкой запись «На хлопке». Это период разгара хлопкового сезона, когда детей вывозят целыми школами, начиная с 10-ти лет, а, нередко, и с восьми лет. Учебные заведения переходят на полузакрытый режим.
          [5.1.] Директор колледжа Галлааральского района Джизакской области Равшанов И. обратился с официальным письмом на имя главы районной администрации  (хокиму) Хушбокову А. и районному прокурору Ражабову У. с просьбой наказать учеников, отказавшихся участвовать в хлопкоуборочной кампании 2007 года. В письме перечислены имена учащихся колледжа, отказавшиеся выходить на сбор хлопка, а именно С.Ибрагимов, Х.Турсунова, Б.Маматов, С.Абдурахмонова, А.Бердимуродов, У.Хайитбоев, Б.Тангрикулов, Б.Мирзабекова и С. Нарзуллаева. Позже этих подростков отчислили из школы и благодаря огласке этого письма, детей вновь допустили к учебе в колледже.
          [5.2.]  В 2005 г. директор медицинского колледжа в Джизакской области Уралов (имя установить не удалось) был уволен и затем арестован якобы за финансовые нарушения. Фактически, его отстранили от занимаемой должности за неявку учащихся на хлопок. Глава администрации области Убайдулла Яманкулов (хоким), в присутствии свидетелей, избил  директора колледжа, затем надел ему на руки наручники и прикрепил его к решетке. Эту сцену насилия глава администрации Яманкулов дал команду снимать на видео.
          [5.3.] 17 августа 2004 года 32 фермера из Джизакского района обратились с жалобой на имя президента Узбекистана И. Каримова о том, что их незаконно лишают земельных участков. Реакция последовала незамедлительно. Их всех вызвали в администрацию Джизакской области и в присутствии 60 сотрудников правоохранительных органов, глава администрации У. Яманкулов избивал фермеров, добиваясь от них заявлений о «добровольной сдаче земли».
          [5.4.] В Бахмальском районе Джизакской области учащиеся медицинского колледжа города Джизака по приказу главы администрации Анарбаева М.Т. с 22 сентября по 29 ноября 2007 года собирали хлопок. Их возраст 15-16 лет. В октябре произошла трагедия. Трактор наехал на спящую Абдуллаеву Гавхар, которая от усталости уснула на грядке. Девочка скончалась сразу же. Все свидетели события дали письменное обещание не разглашать этот факт.
          [5.5.] Осенью 2007 года в Новоийнской области  во время сбора хлопка под прицеп трактора попали две несовершеннолетние девочки. От всех свидетелей события тоже взяли расписку о неразглашении информации.

[6.] В 2007 году по оценке директора Национальной ассоциации негосударственные некоммерческие организации Узбекистана  (НАННО Уз) Р. Сарбаева: «После революций в Грузии, Украине, Кыргызстане в странах СНГ идет процесс переоценки деятельности неправительственных организаций и международных фондов и представительств, в особенности, правозащитных».

См.также: 
Альтернативный обзорный доклад о ситуации в Узбекистане, представленный к 3-й сессии Совета ООН по правам человека по процедуре  UPR (декабрь 2008 г.)