14.6.12

Дильмурат Хайдаров: "В те дни конфликта я даже думал, что мне объявят благодарность, но получилось все наоборот"

Два года спустя после трагических событий в июне 2010 года на юге Кыргызстана продолжается дискриминация по этническому признаку с использованием пыток и фабрикацией обвинения. 

История этнического узбека, уроженца села Нариман Ошской области Дильмурата Хайдарова одна из многих. Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» уже рассказывала о нём 28 февраля 2012 года в пресс-релизе «Хайдаров Дильмурат: «Я люблю Кыргызстан, верю в его цивилизованное будущее, но меня никто не слышит!» (по материалам уголовного дела № 141-10-240) . Ему грозит пожизненное тюремное заключение, хотя убедительных доказательств его вины нет. 

Дильмурад Хайдаров с дочерью до ареста
Хайдаров Дильмурат Абдурасулович родился 8 июня 1973 года, этнический узбек. Уроженец села Нариман Карасуйского района Ошской области. Женат, имеет троих малолетних детей. Ранее не судим. Юрист.

Нам удалось связаться с Дильмуратом Хайдаровым по телефону. Предлагаем вашему вниманию его обращение к общественности, он просит о поддержке для восстановления справедливости. Подробности в правозащитной аудиопрограмме SOS Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»

Краткое содержание интервью Дильмурата Хайдарова, в котором он рассказал свою историю и обратился к общественности за поддержкой. 

  • В дни июньской трагедии мы решили помогать пострадавшим 
«У меня в районе  хлобчатобумажного комбината (далее район ХБК) жил друг, по национальности кыргыз, Эмиль Мамалиев, мы созвонились и решили помогать пострадавшим. Я вывозил из своего района соседей кыргызов, туркменов, китайцев в ХБК, а там меня встречал Эмиль и отправлял их дальше в безопасные места. В свою очередь, он переправлял узбечек из своего района в мой (село Нариман). Вот так вдвоем действовали, чтобы не пострадали прежде всего женщины и дети. Помню, была иранская семья. Я их через ХБК отвез в аэропорт и посадил на самолет. Кроме того, в те дни было много провокаторов и мародеров, и мы присматривали за домами. 
         
Тогда я не знал, что такая у меня будет судьба, что за это меня арестуют и  будут пытать. Я вывез много людей разных национальностей за пределы Наримана. В частности Эмиль Мамалиев и другие, с кем мы вывозили людей в безопасные места, приходили в суд и давали показания об этом, выражая благодарность за то, что я им помог. Когда меня задержали, я прежде всего милиционерам показал свое удостоверение дружинника, я им говорил, чтобы опросили моих соседей и тех людей, которым я помогал. Но вместо этого меня начали пытать и издеваться надо мной.  В ходе судебного процесса меня избивали, прокурор даже хотел меня пожизненно посадить. Хорошо, что судья попался справедливый и настаивал на дополнительном расследовании», – рассказывает Дильмурат Хайдаров корреспонденту программы SOS. 
  • Пытки и принуждения к даче ложных показаний 
Дильмурад Хайдаров
9  октября 2011 года был избит 
в Карасуйском районном суде 
«Я от пыток даже сознание терял. Мне надевали пакет на голову, пытали электрошоком, били дубинками, а когда терял сознание, под ногти втыкали  канцелярские скрепки. Я не знаю, как это все выдержал. Но я не подписывал никаких показаний об убийствах, якобы совершенных мной, – я, наоборот, говорил правду, что не признаю свою вину. Меня пытали не только в УВД, но и в СНБ. Это нечеловеческие пытки, я не подозревал даже, что такие пытки могут вообще быть.

Сотрудники правоохранительных органов говорили мне, что если я дам ложные показания на «богатеньких», которые у нас живут, то они меня отпустят, в противном случае я сам буду сидеть.  Честно говоря, в те дни сотрудники правоохранительных органов делали деньги. Потому они были заинтересованы, чтобы задержанные ими оговаривали богатых людей. Конечно, я отказывался. Разве можно жить после этого, с такой- то совестью? Один оперативник мне говорит, что я, мол, действовал на две стороны. А как я должен был поступить? Спасать киргизов, а узбеков бросать? Или спасать узбеков, а киргизов бросать? Я не такой человек! И вот тогда оперативник мне сказал, что, мол, давай подписывай показания, а то почки отобьем и ты с ума сойдешь. Я скорее готов был умереть, чем на невинных людей показания дать». 
  • Отсутствие свидетеля 
«Нет ни одного прямого свидетеля, который мог бы обвинить меня в преступлении.  Судьи видят мою непричастность к преступлению, в котором меня обвиняют, и не могут вынести обвинительный приговор, но и не могут оправдать, так как за оправдание им  отвечать перед вышестоящими. Я думаю, что на судей оказывают  давление и дано указание нас осудить. А вот кто давит, не знаю. Может, политики? Мы ведь, осужденные после ошского конфликта, политическими уже стали.  Один раз я у следователя спросил о том, как бы он поступил на моем месте. А он мне ответил, что я сделал все правильно. Но ничего изменить нельзя, потому что на него давят. Я поинтересовался у него о том, кто оказывает это давление, а он ответил, что не может этого сказать, но было пожелание, чтобы я сидел в тюрьме. Я требовал допросить моих свидетелей. Но ни одного из них не допросили».
  • Дильмурат Хайдаров: «Я стал жертвой политиков» 
«Я стал жертвой политиков. Вот сейчас получается так, что люди могут подумать: он помогал, и за это его посадили, за это его пытали. Я хочу, чтобы в дальнейшем такого не было. Пусть восторжествует справедливость, и пусть люди друг другу помогают! Кто меня слышит, кто меня помнит и видел, помогите мне! Я потом подсчитал, что среди тех, кого я спасал, были 61 киргизская женщина и 9 детей, 23 китайца, несколько туркменских девушек и иранская семья, которую я отвез в аэропорт, муж с женой и двое детей. Я не хочу, чтобы потом судьям и прокурорам было стыдно за то, что они посадили невинных людей. И таких, как я, много, которые сидят ни за что...» 
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на дело Дильмурата Хайдарова, а также содействовать объективному и всестороннему судебному расследованию. Необходимо направить соответствующие заявления руководству Кыргызской Республики по указанным ниже адресам:
  • President of the Republic of Kyrgyzstan Almazbek Atambayev, postal address Government House: Kyrgyzstan, city of Bishkek, the index is 720003, Fax: +996312638565; E-mail: ps@mail.gov.kg, http://www.president.kg/
  • Minister of Foreign Affairs of the Republic of Kyrgyzstan Kazakbaev Ruslan Aytbaevich, postal address: 720040, c. Bishkek, boulevard Erkindik, 57, Tel.: +996312620545, Fax: +9963126605, Еmail: gendep@mfa.gov.kg, pressslujba@gmail.com, http://www.mfa.kg
  • Acting Chairman of the Supreme Court of Kyrgyzstan Dzhamasheva Feruz Zulumbekovna, postal address: Kyrgyzstan, 720046, Bishkek, ul. Orozbekova 37; Tel: +996312663318;
  • Сhairman of the Osh regional court Tilebaliev Akynbek Kazybekovich, postal address: Osh Mominova Street, 3; Tel: +996312 663318 (reception);
  • Prosecutor General of the Republic of Kyrgyzstan Salyanova Aida Zhenishbekovna, postal address: Kyrgyzstan, Bishkek city, postal code 720040, ul. Orozobekova 72, Fax: +996312665411; E-mail: vsud@elcat.kg;

Вы можете прослушать правозащитную аудиопрограмму Ассоциации "Права человека в Центральной Азии" - обращение Дильмурата Хайдарова из кыргызской тюрьмы.



«SOS!» – аудиопрограмма Ассоциации «Права человека в Центральной Азии»


Все чаще в нашу организацию по телефону обращаются заявители. Они сообщают об ограничении доступа к адвокату, о невозможности получить достоверную информацию, о применении к ним пыток и принуждении давать ложные показания, а также о многих других правонарушениях.

У пострадавших не всегда есть возможность высказаться, не говоря уже о том, чтобы написать жалобу. Для них телефон порой становится единственным средством связи. Рассказанная ими ситуация, как правило, требует безотлагательных мер, мольба о помощи этих людей заслуживает внимания и поддержки общественности.


Не оставайтесь равнодушными!