27.11.12

Норвегия: гражданке Узбекистана звонит с угрозами сотрудник МВД Узбекистана

Сотрудники правоохранительных органов Узбекистана звонят за границу объявленным в розыск лицам и угрожают им арестом по линии Интерпола. Под предлогом  закрытия  уголовного дела они  вымогают у обвиняемых имущество и требуют дорогостоящие подарки. В течение года телефонные звонки подобного содержания поступают гражданке Узбекистана Мухаббат Позиловой, проживающей в Норвегии.
 
Гражданка Узбекистана Мухаббат Позилова три года живет в Норвегии, где обратилась за международной защитой. Она родилась и выросла в Узбекистане. Имеет четверых детей. До эмиграции занималась предпринимательской деятельностью.
 
Дело Мухаббат Позиловой заслуживает внимания Генеральной прокуратуры и Министерства иностранных дел Норвегии. На протяжении года она получает по телефону угрозы о расправе со стороны представителей узбекских органов правопорядка.
  • О незаконных действиях сотрудников МВД Узбекистана
С июля 2011 года на номер норвежского мобильного телефона Мухаббат Позиловой звонит сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов с номеров узбекских телефонов +998712966072 – стационарный, +998971196166 – мобильный, оформленные на Хамзинское отделение внутренних дел МВД Узбекистана. В приложении – аудиозапись одного из телефоных разговоров, здесь и его распечатка, ниже.
 
По словам Мухаббат Позиловой, следователь Ешмурадов неоднократно угрожал ей по телефону арестом по линии Интерпола и принуждал пойти на мировое соглашение с «конкурентами». В случае если она выполнит это требование, он обещает закрыть  уголовное дело против нее на основании последнего акта об амнистии. Мухаббат Позилова смогла записать на телефон угрозы Ешмурадова и сохранила даты и время других его звонков. За этот период зафиксировано по меньшей мере 15 звонков и одно СМС, в котором автор пишет: «где заявление «Айфончи»». Как объясняет Мухаббат Позилова, Ешмурадов вымогает у нее новый дорогостоящий iPhone и требует заявление об отказе от ее имущества в пользу третьих лиц.
 
Согласно 5–8 статей Уголовно-процессуального кодекса Узбекистана, следователи, судьи, прокуроры для проведения процессуальных действий за рубежом должны обращаться в генпрокуратуру.  Только она (генпрокуратура) имеет право обращаться в соответствующие учреждения иностранного государства по месту пребывания подозреваемого или преступника. Однако сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов и следователь Хамзинского районого отделения внутренних дел города Ташкента Бахтиёр Эркабаев в нарушение процессуальных норм нанесли вред законным интересам гражданки Позиловой и, кроме того, нарушили статьи Уголовного кодекса Узбекистана:
          – 214 (вымогательство вознаграждения), предусматривает три года лишения свободы;
          –  235 (применение пыток и других жестоких, бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания), предусматривает наказание до восьми лет лишения свободы за незаконное психическое воздействие на подозреваемого, в данном случае Позиловой и ее близких родственников, посредством угроз, совершаемое следователями с целью получить от родных Позиловой информацию о ее местонахождении и принудить ее отказаться от имущества в пользу третьих лиц;
          – 239 (разглашение данных дознания или предварительного следствия), предусматривает три года лишения свободы.
 
  • Причины эмиграции
С 2005 по 2007 годы Позилова владела предприятием «Ескадо сервис» и была дилером Волгоградского завода «Северсталь-Эмаль» (Россия), на котором производится эмалированная и  антипригарная посуда. Свое дилерское предприятие Позиловой пришлось закрыть под давлением конкурентов-вымогателей. Когда она в очередной раз отказалась выплачивать вымогателям проценты от прибыли, ее стали вызывать в таможенный и налоговый комитеты Узбекистана. В кабинетах этих ведомств ей объяснили, что все дилеры иностранных предприятий контролируются Гульнарой Каримовой, дочерью главы Узбекистана Ислама Каримова. Сотрудник Таможенного комитета прямо сказал Позиловой, что во избежание проблем необходимо закрыть предприятие «Ескадо сервис». А вскоре договор о дилерстве с волгоградским партнером был досрочно прекращен и передан ее конкурентам.
 
Позилова решила поменять сферу деятельности и в 2008 году открыла магазин Kalizion fashion в центре Ташкента рядом с Алайским рынком. Позилова платила налоги и часть прибыли передавала малоимущим в мечети. И опять  пришли «важные» люди и стали устанавливать новый порядок на ее предприятии. Они же незаконно забрали товар со склада магазина Kalizion fashion и стали пророчить проблемы.
 
Респонденты Ассоциации подтвердили факт принадлежности магазина Kalizion fashion Позиловой, но отказались называть имена вымогателей. Они считают, что это отразится на их безопасности.
 
Когда Мухаббат Позилова отказалась «добровольно» отдать магазин Kalizion fashion вымогателям, против нее возбудили уголовное дело по статье 168 (мошенничество) Уголовного кодекса Узбекистана.
 
Опасаясь расправы, большинство из окружения Позиловой не поддержали ее. В отличие от многих, коллега Умид Ходжиматов ходил к вымогателям и взывал к их совести, после чего был обвинен в мошенничестве и осужден на 5 лет.
 
Мухаббат Позилова успела эмигрировать, сохранив за собой право на собственность магазина Kalizion fashion. Власти объявили ее в розыск по Узбекистану и, скорее всего, по СНГ (розыскное дело № 10/11717).
 
В дом к родителям Позиловой несколько раз приходил сотрудник уголовного розыска Узбекистана Низом Ешмурадов и следователь Хамзинского районого отделения внутренних дел города Ташкента Бахтиёр Эркабаев. Они грубо требовали от детей и отца Мухаббат информацию о ее местонахождении и номер телефона. Таким образом узбекским правоохранительным органам стал известен номер мобильного телефона Мухаббат Позиловой в Норвегии. Переживания за дочь и внуков спровоцировали у отца Мухаббат сердечный приступ, приведший 22 июля 2011 года к его смерти. Этот факт подтверждается свидетельством о его смерти.
 
  • Система
Ассоциация «Права человка в Центральной Азии» все чаще получает заявления узбекских предпринимателей, подвергшихся вымогательству со стороны тех, кому покровительствуют сотрудники правоохранительных органов. Характерно то, что никто из пострадавших не смог оспорить свое право на собственность. Как только они начинали сопротивляться напору вымогателей, против них возбуждали уголовное дело со всеми вытекающими последствиями. Даже в эмиграции они не чувствуют себя защищенными, в их отсутствие страдают родные, проживающие в Узбекистане.
 
*   *   *
 
Заявление гражданки Узбекистана Мухаббат Позиловой и имеющиеся доказательства об угрозе ее безопасности направлены в Генеральную прокуратуру Норвегии и Министерство иностранных дел Норвегии с просьбой обеспечить Мухаббат Позиловой безопасность в соответствии с обязательствами по международным соглашениям в области прав человека. Одновременно отправлено специальное сообщение о незаконных действиях сотрудников правоохранительных органов Узбекистана в центральный офис Интерпола, Специальному докладчику ООН по вопросам пыток с просьбой обратить на это внимание официального представительства Узбекистана в ООН.
 
 
Приложение 1
 
На протяжении года сотрудник отдела уголовного розыска Хамзинского района города Ташкента Низом Ешмурадов терроризирует своими телефонными звонками гражданку Узбекистана Мухаббат Пазилову, временно проживающую в Норвегии. Ешмурадов угрожает арестовать Пазилову, объявить ее в розыск по линии Интерпола и одновременно вымогает у Пазиловой Apple iPhone.

Ассоциации «Права человека в Центральной Азии» удалось получить список телефонных звонков Низома Ешмурадова с номеров +9989712966072  и +998971196166, принадлежащих РОВД Хамзинского района города Ташкента. Принадлежность этих телефонных номеров подтвердили также наши источники в Узбекистане. Нам достоверно известно, что сотрудник отдела уголовного розыска Низом Ешмурадов звонил с угрозами Мухаббат Позиловой: 
24.10.2012 07:18
04.04.2012 16:03
04.04.2012 16:02
15.03.2012 13:28
04.03.2012 15:04
03.03 2012 15:03
10.02.2012 11:47
10.02.2012 11:31

Мы располагаем аудиозаписью одного из таких телефонных звонков Низома Ешмурадова к Мухаббат Позиловой, сделанной 4 июня 2012 года. Звонок поступил в  16:48:49. Длительность разговора: 4 минуты 19 секунды. Оригинал записи на узбекском языке можно прослушать здесь:
  • Ниже – расшифровка телефонного разговора на русском языке.
Низом:  Алло,  Мухаббат? Как ваши дела? Какие новости?
Мухаббат: Спасибо, как сами?
Низом:   Заставляешь нас скучать по тебе. Ты приедешь?
Мухаббат: Скучаете? Вам легко так говорить.
Низом:  Да.
Мухаббат: Как только я услышала эту новость, места себе не нахожу.
Низом:   Такие дела.
Мухаббат: В прошлый раз по телефону вы сказали, что объявите меня в розыск?
Низом:   Нет, пока я не подал на тебя в розыск, я еще работаю над этим!
Мухаббат: Если я не приеду, вы меня объявите в розыск?
Низом:  [смеется– Ред.]
Мухаббат: Низом, а откуда вы мне звоните, из Хамзинского РОВД?
Низом:   Хм… из Хамзинского РОВД.
Мухаббат: Из отдела розыска?
Низом:   А что-то еще случилось?
Мухаббат: Скажите, Алина вам сказала, что я не брала деньги? Или они вдвоем твердят, что я взяла деньги?
Низом:  Они обе сказали, что ты взяла деньги, они хотят сделать тебя крайней, но они знают, что ты ни при чем.
Мухаббат: Что они сказали? Я взяла деньги или не брала?
Низом:   Нет, они сказали, что ты взяла [деньги – Ред.], они из тебя сделали крайнюю.
Мухаббат: А кто именно так сказал – те две девушки или Алина, или все девушки из дома Алины?
Низом:   Другие девушки сказали, что ты взяла [деньги – Ред.], но Зуля говорит, что ты не виновата.
Мухаббат: Хм… ясно, это Алина.
Низом:   Алину не вызывали, и она не приходила.
Мухаббат: И что, из-за этого вы хотите меня объявить в розыск?
Низом:   Да.
Мухаббат: За что? Я же не брала деньги!
Низом:   Потому что вы должны приехать и должны доказать свою невиновность. Если вы не приедете, значит, вы согласны с обвинением. А если приедете, сможете себя оправдать.
Мухаббат: Если вы меня объявите в розыск, что тогда будет?
Низом:   Будет очень плохо!
Мухаббат: А что будет плохо?
Низом:   Я получу санкцию на ваш арест и закрою прям там!
Мухаббат: Что сделаете? Как санкцию получите?
Низом:   Закрою там, где ты сейчас. И подам информацию в Интерпол, тогда тебя сразу закроют на неделю или на месяц.
Мухаббат: Здесь? [в Норвегии – Ред.]
Низом:   Да, там! Как только тебя закроют, твоей каръере пришел конец. Интерпол тебя будет отправлять из одной тюрьмы в другую, вот так целый год тебя будет мучить  Интерпол. Чтобы этого не случилось, свяжись с Зухриддином [речь идет о следователе Хамзинского РОВД, который вызывал на допрос Мухаббат Позилову, когда она была в Ташкенте. – Ред.]. Он сам тебя об этом просил.
Мухаббат: По какой статье меня обвиняете?
Низом:   Вас?
Мухаббат: Да.
Низом:   Статья 168 часть 3 [«Мошеничество в особо крупном размере» – название статьи Уголовного кодекса Республики Узбекистан. – Ред.]. Оказывается, вы отправили письмо с просьбой об амнистии? Я это тоже отдал в прокуратуру. Мне ответили, что, так как у вас 3-я часть статьи 168, вы должны здесь присутствовать лично.
Мухаббат: Я вам говорила про того человека, он приехал, но мне еще ничего не сказал. Если он мне ничего не ответит, возможно, я не смогу вернуться.
Низом:   Если не приедешь сама, я подам в розыск по линии Интерпола. Интерпол вас посадит [в тюрьму], потом депортирует в Узбекистан, из тюрмы в Узбекистане ты не выйдешь никогда. Я тебя раздавлю таким способом! Пока за тебя просит меня Зухриддин.
Мухаббат: Приехал человек, о котором я говорила. Мне нужно посоветоваться. Я вам отвечу потом.
Низом: Давай, давай! Только быстрее [иронизирует. – Ред.].
Мухаббат. О’кей. Хорошо. 
 
Примечение. Перевод с узбекского на русский язык подготовлен Ассоциацией «Права человека в Центральной Азии». На узбекском языке Низом говорил, используя жаргон преступного мира, и многие его фразы звучат угрозой в адрес Мухаббат.
 

26.11.12

Узбекистан: заключенный писатель Мамадали Махмудов получил тяжелую травму головы

«Я увидела отца сильно исхудавшим, он чуть слышно говорил и еле передвигался...», – рассказывает дочь Мамадали Махмудова.


С 26 октября 2012 года узбекский писатель Мамадали Махмудов находится в больнице-колонии УЯ 64/18, где ему наложили швы на рану в затылочной части головы.

Писатель Мамадали МАХМУДОВ (творческий псевдоним – Эврил Турон) родился в 1940 году. Гражданин Узбекистана, бывший председатель Фонда культуры Узбекистана, лидер движения «Туркестан», созданного инициативной группой узбекской интеллигенции и просуществовавшего с 1989 по 1993 годы. Лауреат премии Хеллман – Хэммета, присуждаемой писателям – жертвам преследований по политическим мотивам, и премии «Чолпан», учрежденной в память жертв сталинских чисток, которую он получил за свой исторический  роман «Бессмертные скалы». В 2008 году французское издательство L’AUBE выпустило этот роман на французском языке в переводе Филиппа Фризона.

Дело Мамадали Махмудова требует срочного вмешательства Верховного комиссара ООН по правам человека, Специального докладчика ООН по вопросам пыток, международного комитета Красного Креста, Пен-клуба и других международных организаций.

Необходимо незамедлительно обеспечить:
          - доступ к заключенному Мамадали Махмудову представителей международного комитета Красного Креста;
          - беспрепятственный доступ заключенного к адвокату.


14 ноября 2012 года у Мамадали Махмудова была встреча с дочерью. На свидание писателя привели охранники, которые оставались во время беседы в том же помещении. Возможно, поэтому о своей ране на голове Мамадали Махмудов предпочел не говорить. Сказал лишь, что у него высокое артериальное давление, 200 на 150, и общая слабость. Несколько лет назад врачи  поставили писателю диагноз – туберкулез.
  • Дело Мамадали Махмудова
26 февраля 1999 года писатель был арестован. 18 августа 1999 года Ташкентский областной суд приговорил его к 14 годам лишения свободы по статьям: 25-159 часть 4 (посягательство на конституционный строй), 216 (организация запрещенных общественных объединений и религиозных организаций), 242 часть 1 (организация преступного сообщества). Он отбывает наказание в колонии строгого режима города Чирчик Ташкентской области УЯ 64/6. Это не первая судимость писателя по сфабрикованному обвинению.
В 1994 году Мамадали Махмудову подбросили наркотики и во время обыска нашли листовки партии «Эрк», потом  появидся другой повод привлечения к отвественности, уже за хищение. В те годы он был председателем Фонда культуры Узбекистана. Общественный резонанс и международная кампания в поддержку писателя повлияли на власти, и его освободили по амнистии. 
  • Система
В 72 года Мамадали Махмудов отбывает 13-й год заключения. В феврале 2014 года заканчивается срок наказания, присужденный в 1999 году. По некоторым признакам готовится новое обвинение против него, уже по статье 221 Уголовного кодекса Узбекистана (неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания), которая предусматривает лишение свободы от трех до пяти лет. В последнии годы эта статья стала применяться чаще обычного, именно в отношении политзаключенных, и заменяет собой по сути пожизненное заключение.

У писателя трое детей. Семья находится под постоянным наблюдением правоохранительных органов. Сын Бобур был арестован в Ташкенте после андижанских событий мая 2005 года, но его освободили в связи с отсутствием доказательств причастности к этим событиям. Более восьми лет сыновья Мамадали Махмудова не могут устроиться на работу из-за родственной принадлежности к осужденному писателю.

Аналогичная ситуация у бывшего депутата парламента Узбекистана Мурада Джураева, бывшего председателя правления первого частного коммерческого банка «Рустам-банк», редактора журнала «Эрк» Мухаммада Бекжана и правозащитника Исроила Холдарова. В 2012 году у них закончился срок наказания, но незадолго до даты освобождения их поместили в штрафной изолятор и затем осудили по статье 221 УКРУз.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» обращает внимание международного сообщества на то, что условия содержания узбекских заключенных противоречат Конституции Республики Узбекистан и обязательствам, принятым этой страной при ратификации Международного пакта ООН о гражданских и политических правах (статьи 7, 10, 18, 19, 22, 26), Конвенции против пыток и других жестоких бесчеловечных или унижающих достоинство видов обращения и наказания (статья 15), Декларации ООН о праве и обязанности отдельных лиц, групп и органов общества поощрять и защищать общепризнанные права человека и основные свободы, а также Свода принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме (принципы 1, 6, 21).

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» убедительно просит всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации уделить внимание судьбе Мамадали Махмудова.


Ранее мы писали в пресс-релизе "Узбекистан: Акция за освобождение писателя Мамадали Махмудова" от 1 декабря 2008 года