28.1.13

Кыргызстан: дело Дильмурата Хайдарова будет рассмотрено повторно

по материалам уголовного дела № 141-10-240
25 января 2013 года Ошский городской  суд начал рассматривать уголовное дело против Дильмурата Хайдарова, в новом составе судей и с новым обвинителем. 
Уголовное дело №141-10-240 рассматривается в первой инстанции в Ошском городском суде. В октябре потерпевшая сторона подала ходатайство об отводе судьи Пинжамин Байбасунова и всего состава судей Карасуйского суда. В свою очередь  подсудимые подали заявление об отводе прокурора М. Арынова. Судья удовлетворил оба ходатайства.Ошский областной суд вернул дело в Карасуйский суд для рассмотрения председателем суда Жобоновым Койчубеку , но потерпевшие дали отвод и ему.

Карасуйский суд по уголовным делам несколько раз отправлял это уголовное дело на дополнительное расследование из-за недоработок, допущенных следствием и прокуратурой. Потерпевшие же добиваются пожизненного наказания, хотя не могут представить суду веские доказательства вины Дильмурата Хайдарова, 1973 года рождения и еще пяти  подсудимых: Сабирова Баходира, 1976 года рождения, Садикжанова Гани, 1974 года рождения, Кочкорова Шукурулло, 1979 года рождения, Саипова Хайрулла, 1976 год рождения, Кадирова Данияра, 1970 года рождения.

Хронология предыдущих заседаний Карасуйского суда

26 декабря 2011 года Карасуйский районный суд вынес постановление о направлении уголовного дела на доследование для устранения недоработок следствия. Прокурор и потерпевшие обратились с апелляционной жалобой в суд второй инстанции – в Ошский областной суд.

16 апреля 2012 года Ошский областной суд отменил постановление Карасуйского районного суда и отправил дело в тот же районный суд для вынесения окончательного приговора. Адвокаты обжаловали определение Ошского областного суда в Верховный суд Кыргызской Республики.

2 августа 2012 года Верховный суд Кыргызстана оставил в силе определение Ошского областного суда о возвращении уголовного дела в Карасуйский районный суд. Не исключено, что это решение Верховный суд принял под давлением потерпевших. Накануне было совершено нападение на правозащитника Равшана Гапирова (общественный защитник Дильмурата Хайдарова ), в адрес адвокатов У.Усманова и Р.Музафарова поступали угрозы.

В тот раз Верховный суд отправил дело в суд первой инстанции для принятия решения, вероятно, не ознакомившись с материалами уголовного дела, несмотря на недоработки следствия, указанные в жалобах подсудимых.

Верховный суд возлагает всю ответственность по принятию решения на суд первой инстанции, опасаясь реакции потерпевших, которые добиваются для Дильмурата Хайдарова и еще пяти подсудимых пожизненного лишения свободы.

На судью П. Байбасунова, несомненно, оказывалось серьезное давление. В конце августа 2012 года судья Пинжамин Байбасунов рассматривал другое уголовное дело о массовых беспорядках. При этом потерпевшие демонстративно проявляли воинственность к Байбасунову за то, что он не вынес приговор о пожизненном заключении. Тогда потерпевшие сломали решетку клетки, где находился подсудимый, и сожгли компьютор судьи.

31 октября 2012 года в Карасуйском районном суде по уголовным делам состоялось слушание по делу Хайдарова и других. На нем потерпевшая сторона заявила отвод судье и выразила недоверие всему составу суда.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии - AHRCA призывает всех заинтересованных лиц, организации и средства массовой информации обратить внимание на дело Дильмурата Хайдарова и содействовать объективному и всестороннему судебному расследованию.

См. также:
          - Дильмурат Хайдаров: «В те дни конфликта я даже думал, что мне объявят благодарность, но получилось все наоборот», 14 июня 2012 года;
          - Дильмурат Хайдаров: «Я люблю Кыргызстан, верю в его цивилизованное будущее, но меня никто не слышит!», 14 февраля 2012 года.  





7.1.13

Дети расплачиваются жизнью, работая по принуждению властей на хлопковых полях Узбекистана

7 детей погибли во время сбора хлопка в 2007-2012 годах, 7 оказались под угрозой смерти. Возраст пострадавших от 8 до 18 лет. Нижеприведенный перечень — лишь часть общей картины, которую удалось задокументировать узбекским правозащитникам.
Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» — AHRCA не раз сообщала о практике принудительного труда детей и взрослых в хлопковом секторе Узбекистана. Жертвы этой системы — широкие слои населения. И прежде всего дети, лишенные права на полноценное образование. Они работают на полях в сложных погодных и бытовых условиях, поэтому часто болеют, многие получают травмы, некоторые умирают, но власти всячески блокируют информацию об этом.

AHRCA представляет вниманию общественности сведения о трагических случаях, которые известны властям, но — вопреки закону — не расследовались.

1. Ойша Суванова, 1999 года рождения, ученица 3 класса (10 лет), и  Абдурасул Суванов, 1998 года рождения, ученик 4 класса (11 лет), оба учились в школе №24, уроженцы села Ойтугди Жандарского района Бухарской области. Когда 15 ноября 2010 года они вместе с другими детьми шли с работы домой по шоссе Жандар — Каракул в Бухарской области, их сбил насмерть автомобиль. В мае 2011 года его водитель был осужден на три года заключения условно. Родители запуганы и боятся продолжать судебную тяжбу.

2. Ахроржон Абдуманнонов, родился 13 ноября 2000 года в селе Олмазор Папского района Наманганской области. Он учился в 4 классе (9 лет). 12 октября 2010 года мальчик шел по дороге с хлопкового поля домой, и вблизи села Олмазор Папского района Наманганской области его сбил автомобиль. Ахроржон погиб. Вскоре было возбуждено уголовное дело по статье 266 Уголовного кодекса Узбекистана ("Нарушение правил безопасности движения или эксплуатации транспортных средств"). Водитель был осужден на 3 года заключения условно и амнистирован. Родители Ахроржона Абдуманнонова продолжают судебную тяжбу.

3. С 22 сентября по 29 ноября 2007 года по негласному указанию главы администрации Джизакской области М.Т. Анарбаева учащиеся медицинского колледжа города Джизака участвовали в сборе хлопка в Бахмальском районе Джизакской области. На Гавхар Абдуллаеву наехал трактор, когда она спала после тяжелого труда прямо на хлопковой грядке. 16-летняя девочка погибла на месте. Сотрудники правоохранительных органов расследования вести не стали, под угрозой расправы взяв с родителей и свидетелей письменные обязательства о неразглашении информации об этом случае.

4. 15 сентября 2010 года на поле фермерского хозяйства имени Усмана Юсупова Нишанского района Кашкадарьинской области тракторист Шерали Джураев, 1983 года рождения, насмерть задавил Эркина Эшбоева, родившегося в 1996 году в селе Кукдала Чирокчинского района Кашкадарьинской области. Эркин учился в 7 классе (14 лет). Вместе с остальными детьми он жил в плохих санитарно-бытовых условиях. До момента трагедии мальчик собирал по 60 кг хлопка в день. Он долго недоедал и переутомлялся, поэтому заснул и не услышал звук трактора, а водитель не увидел мальчика, лежавшего на грядке. 5 января 2011 года тракторист был осужден на три года заключения условно. Родители под давлением представителей власти отказались от продолжения судебной тяжбы.

5. Жахонгир Эргашев родился в 1997 году в селе Батош Гузарского района Кашкадарьинской области, учился на первом курсе Гузарского профессионального колледжа (15лет). Он погиб 7 сентября 2010 года в селе Кероит Гузарского района Кашкадарьинской области во время сбора хлопка. Смерть наступила от травмы головы, полученной из-за конфликта с одноклассниками. Реакция государственных и судебных органов неизвестна. Информация по данному случаю тщательно блокируется, родители запуганы и отказываются сообщить подробности о смерти Жахонгира.

6. 17 октября 2010 года скончался Лочин Норбоев, родившийся в 1995 году в селе Шохусмон Форижского района Джизакской области и учившийся в 8 классе школы №69 того же района. Ему было 14 лет. Во время сбора хлопка у ребенка поднялась температура, но медицинскую помощь ему оказали с опозданием. Позже врачи поставили диагноз: острая респираторная вирусная инфекция (ОРВИ). Медики не успели спасти жизнь Лочина. Школьная учительница, находившаяся с детьми на сборе хлопка, за халатность была осуждена на 2 года заключения условно. Родители отказались продолжать судебную тяжбу.

7. В 2011 году ученик 7-го класса школы №24 Чиракчинского района Кашкадарьинской области Баходир Пардаев (1998 г.р.) 24 сентября был сбит автомобилем, когда вместе с другими школьниками возвращался с хлопковых полей. Баходир был привлечен к принудительному сбору хлопка в фермерском хозяйстве Эшдавлата Усанова - МТП «Сохибкор», поля которого находятся в нескольких километрах от школы.

Баходир был сбит на 12-м километре дороги Чиракчи - Карши автомобилем марки «Матиз» с государственном номером 18 Р4564. За рулем находился Бахтиёр Яхшибоев. Рядом с ним сидел его брат, журналист Кашкадарьинского областного телевидения Жалол Яхшибоев, который впоследствии не только не сообщил об этом случае через местную прессу, но, как и водитель, даже не навестил мальчика после происшествия.

Пострадавший ребенок в бессознательном состоянии сначала поступил в районную больницу, где его сразу поместили в реанимационное отделение с диагнозом: разрыв спинного мозга, перелом правой челюсти, правой руки и правой ноги, повреждение правой части туловища. В настоящее время Баходир еле передвигается и не может говорить. Лечение ребенка проводится усилиями родителей.

8. В 2012 году в Кашкадарьинской области 6 детей отравились питьевой водой, у них начался кровавый понос. Детей удалось спасти с трудом. Причина отравления — ненадлежащее качество питьевой воды, которой снабжали детей. По рассказам свидетелей, детям на поле привезли питьевую воду и залили ее в пластиковую емкость, в которой ранее были химикаты для обработки хлопчатника. Удалось лишь установить, что все дети учились в технологическом колледже Гузарского района Кашкадарьинской области. Когда правозащитник попытался узнать у врачей персональные данные жертв, тут же были вызваны сотрудники Службы национальной безопасности Узбекистана (СНБ), пригрозившие ему лишением свободы.

В Узбекистане действует следующий порядок контроля за сборщиками: если дети собирают хлопок в фермерских хозяйствах по месту работы родителей, то ответственность за них лежит на родителях. Если к работам привлекаются учащиеся колледжей и студенты вузов, то их контролируют преподаватели учебных заведений, выезжающие с ними на поля. В местах проживания хлопкоробов во время уборки открываются пункты милиции. Однако за жизнь и здоровье детей ответственности никто не несет. Следят лишь за тем, чтобы люди ежедневно выходили на работу, и за производительностью их труда.

Как показывает анализ этих случаев, непосредственными причинами смерти и травматизма были несоблюдение правил безопасности при доставке детей на поля и с полей, питевая вода ненадлежащего качества, плохой медицинский уход, переутомление, конфликты со сверстниками. Все эти случаи имели место в зоне ответственности школьной администрации и учителей, но те сами выполняли приказы районного и областного руководства по мобилизации учащихся на уборку хлопка. Видимо, поэтому никто не понес наказания за смерть детей.

Ассоциация «Права человека в Центральной Азии» призывает привлечь к уголовной ответственности глав районных и областных администраций, которые давали указания по мобилизации школьников и не создали надлежащих условий для работы и проживания на полевых станах, а также следующих должностных лиц:
   • премьер-министр Шавкат Мирзияев, который непосредственно курирует сельское хозяйство и руководит хлопковой кампанией;
     • министр народного образования Темир Ширинов, в ведомстве которого находятся все школьные учреждения страны;
     • глава администрации Джизакской области Муса Анарбаев (2007);
     • глава администрации Джизакской области Сайфиддин Исмаилов (2010);
     • глава администрации (хоким) Бахмальского района Джизакской области Маматкул Каршибаев (2007);
     • глава администрации (хоким) Бахмальского района Джизакской области Акмал Абдуллаев (2010);
     • глава администрации (хоким) Форижского района Джизакской области Эшбек Мухаммадиев (2010);
     • глава администрации (хоким) Хорезмской области Оллаберган Оллаберганов (2009);
     • глава администрации (хоким) Гурленского района Хорезмской области Уктам Машарипов (2009); 
     • глава администрации(хоким) Бухарской области Самойиддин Хусейнов (2010);  
     • глава администрации (хоким) Жандарского района Бухарской области (2010);
     • глава администрации (хоким) Наманганской области Баходир Юсупов (2010);
     • глава администрации (хоким) Папского района Наманганской области Рустам Исматуллаев (2010);
     • глава администрации (хоким) Кашкадарьинской области Нуриддин Зайниев (2010); 
     • глава администрации (хоким) Гузарского района Кашкадарьинской области Шомирза Данаев (2010);
     • глава администрации Чиракчинского района Кашкадарьинской области Камол Равшанов (2010-11);
     • заведующий отделом народного образования хокимията Чиракчинского района Азамат Бахромов (2011).


См. также:
          - Обращение «Призыв к бойкоту узбекского текстиля!» от 20 сентября 2012г.;
          - Обращение «Узбекистан потерял льготы для поставок хлопка и текстиля в Евросоюз»  от 19 декабря 2011г.;
          - пресс-релиз «Еще одна жертва принудительного детского труда в Узбекистане: 13 летний мальчик в коме»  от 13 октября 2011г.;
          - пресс-релиз «Рабы на осенний сезон» от 29 сентября 2011г.; 
          - пресс-релиз «День учителя в Узбекистане – обычный день рабского труда школьников и учителей на хлопковых полях» от 3 октября 2010г.;
          - «Альтернативный доклад рассказывает о нарушениях в Узбекистане статьи 8 Международного пакта о гражданских и политических правах (МПГПП) «Узбекистан: практика принудительного труда», февраль 2010г.;
          - «Альтернативный обзорный доклад о ситуации в Узбекистане, представленный к 3-й сессии Совета ООН по правам человека по процедуре UPR (декабрь 2008 г.)», июль 2008г.;
          - Открытое письмо от группы узбекских активистов: «Мы свидетельствуем! Еще раз о бойкоте узбекского хлопка» от 17 января 2008г.;
          - Письмо «Международный консультативный комитет по хлопку aктивистам гражданского общества в Узбекистан» от 30 ноября 2008 года;
          - Открытое письмо «Очистить узбекский хлопок от пятен принудительного детского труда!» от 15 ноября 2007г.;



5.1.13

Узбекистан: отклонена апелляция на приговор по делу Мурада Джураева

3 января была рассмотрена апелляция заключенного Мурада Джураева, который 4 декабря 2012 года был приговорен к 3 годам 24 дням заключения. Это уже пятая подряд судимость, добавленная к основному сроку. Последний приговор был оставлен в силе.


Мурад Джураев родился в 1952 году в городе Мубареке Кашкадарьинской области. По национальности туркмен. Женат, имеет троих детей. Окончил Ташкентский политехнический институт. В 1989-1992 годах работал председателем исполнительного комитета городского совета города Мубарека. В 1991-1992 годах был депутатом парламента Узбекистана.Его обвинили в преступном сговоре с лидером оппозиционной политической партии «Эрк» Мухаммадом Салихом. По версии властей Салих и Джураев хотели организовать насильственный захват власти. С 18 сентября 1994 года Мурад Джураев находится в заключении.

*   *   *
3 января 2013 года, в 11:30, в Ташкентском областном суде по уголовным делам была рассмотрена апелляция политзаключенного Мурада Джураева, направленная в суд 14 декабря 2012 года. Напомним, что 3 декабря 2012 года Мурада Джураева приговорили к трем годам и 24 дням лишения свободы по статье 221, части 2, пункту «б», Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания». Это четвертая его судимость по статье 221 Уголовного кодекса, в общей сложности она пятая. Джураев находится в Таштюрьме. Защита готовит жалобу в Верховный суд Узбекистана.
  • Апелляционная комиссия
Апелляционная комиссия не приняла во внимание возражения защиты по четырем эпизодам, на которых основан приговор по уголовному делу № 1-554/12. Обвинение квалифицировало действия Мурада Джураева как неповиновение законным требованиям администрации колонии УЯ 64/45, расположенной вблизи города Алмалыка Ташкентской области. Суд также не учел состояние здоровья заключенного Джураева и не применил амнистию декабря 2012 года, принятую Сенатом Узбекистана к 20-летию Конституции Узбекистана.
  • Дело Мурада Джураева
31 мая 1995 года Мурад Джураев был приговорен к 12 годам лишения свободы с отбыванием наказания в колонии строгого режима и конфискации имущества. На основании акта амнистии этот срок наказания был сокращен на три года.

Незадолго до окончания срока, 27 июля 2004 года, Джураева осудили по надуманному обвинению по ст. 221 Уголовного кодекса Узбекистана «Неповиновение законным требованиям администрации учреждения по исполнению наказания» еще на три года лишения свободы. То же произошло 27 июля 2006 года, когда заканчивался срок заключения по последнему приговору. Заключенному добавили еще три года наказания по статье 221 УК РУз. 31 мая 2009 года по той же статье срок заключения опять был продлен: на три года и четыре месяца. В том числе - в наказание за то, что он «неправильно чистил морковь», работая на кухне. 13 ноября 2012 года истек четвертый  срок заключения.

4 декабря 2012 года Мурад Джураев опять был осужден - на три года 24 дня лишения свободы по статье 221 УК РУз.

См. также:
          - пресс-релиз «Узбекистан: Мураду Джураеву назначен еще один срок заключения, на три года 24 дня» от 16 декабря 2012 года;
          - пресс-релиз «Узбекистан: тяжелобольного политзаключенного Мурада Джураева снова поместили в изолятор» от 14 октября 2012 года; 
          - пресс-релиз «Четыре месяца не удается узнать о местонахождении политзаключенного Мурада Джураева» от 17сентября 2009 года.