20.9.16

Гражданское общество Центральной Азии после 25 лет независимости: призыв к солидарности


Заявление для Заседания по реализации мер по вопросам человеческого измерения 2016 года, подготовленное следующими организациями: Международное партнерство по правам человека; Казахстанское международное бюро по правам человека и соблюдению законности; Общественный фонд «Нота Бене»; Туркменская инициатива по правам человека; Ассоциация «Права человека в Центральной Азии»; Общественный фонд «Голос Свободы»; Правозащитное движение «Бир Дуйно Кыргызстан».

В этом году прошло 25 лет с тех пор, как страны Центральной Азии получили независимость. С распадом Советского Союза в этих странах начался переходной процесс, связанный с большими надеждами на то, что он может принести с точки зрения демократии, свободы и соблюдения прав человека. Однако переходной процесс оказался не таким легким, как это представлялось в то время. В настоящее время наблюдается отрицательная динамика в отношении защиты основных прав человека в Центральной Азии; в то время как свободное и активное гражданское общество является краеугольным камнем любой страны, стремящейся к демократии, региональные власти все чаще закручивают гайки в этой сфере.

Климат для гражданского общества остается крайне репрессивным в Туркменистане и Узбекистане, и очень мало надежды на быстрые улучшения после ухода из жизни президента Каримова в Узбекистане. Хотя ситуация в Казахстане, Кыргызстане и Таджикистане не столь плачевна, в последнее время она начала стремительно ухудшаться; при этом со стороны властей используются доводы национальной безопасности для того, чтобы задушить свободу слова, подавить инакомыслие и сузить пространство гражданского общества. Нынешний экономический спад в регионе усилил эту тенденцию, так как власти, опасаясь более масштабного недовольства, начали еще враждебнее относиться к критике.

Тем не менее, даже столкнувшись с этой сложной ситуацией, активисты гражданского общества Центральной Азии продолжают свои неустанные усилия, встают на защиту справедливости, достоинства и прав, и сопротивляются репрессиям. Как уже было сказано раньше, но стоит повторить еще раз: теперь, более чем когда-либо, гражданское общество в регионе нуждается в поддержке со стороны международного сообщества. Мы обращаемся ко всем вам с просьбой поддержать нас в этом деле, используя доступные средства: передавать в Твиттере эти и другие призывы гражданского общества, участвовать в кампаниях солидарности, выступать по этому вопросу на заседании по реализации мер по вопросам человеческого измерения (HDIM) и других форумах или же принять непосредственные меры, направленные на защиту лиц, подверженных риску преследования.

                                                                   *    *   *
Далее мы хотели бы обратить Ваше внимание на ряд ключевых вопросов, касающихся текущего положения гражданского общества в пяти странах Центральной Азии:

Казахстан

Весной этого года казахстанские власти прибегли к репрессивным мерам, чтобы сорвать беспрецедентные широкомасштабные мирные акции протеста против земельных реформ и более широкого круга проблем, которые достигли пика 21 мая, когда люди собрались в городах по всей стране, чтобы выразить недовольство. В общей сложности сотни демонстрантов, активистов гражданского общества и журналистов были задержаны, десятки активистов были оштрафованы или задержаны на срок до 15 дней за участие или планируемое участие в акциях протеста.

Нескольким хорошо известным активистам гражданского общества были предъявлены обвинения в совершении уголовных преступлений в отместку за их участие в движении протеста против земельных реформ. Среди них — Макс Бокаев и Талгат Аян, которые по-прежнему пребывают в предварительном заключении, а также Махамбет Абжан, который был приговорен к ограничению свободы на один год. Также в ряде других случаев, активистам, пользователям социальных сетей и журналистам предъявлялись обвинения в совершении уголовных преступлений из-за их гражданской и профессиональной деятельности, в частности, по нечетко сформулированным статьям Уголовного кодекса о «возбуждении социальной или национальной розни» и «распространении заведомо ложной информации». Активистам Ермеку Нарымбаеву, Серикжану Мамбеталину и Болатбеку Блялову, осужденным по обвинению в «возбуждении розни», в настоящее время запрещено заниматься гражданской деятельностью в соответствии с решением суда. Оппозиционный лидер Владимир Козлов, которого посадили в тюрьму за «разжигании розни» и по другим обвинениям в 2012 году, был, наконец, условно-досрочно освобожден в августе 2016 года.

Новое законодательство об НПО, принятое в 2015 году, предусматривает усиление государственного надзора за деятельностью НПО и требует от НПО представлять информацию для новой правительственной базы данных под угрозой штрафов или приостановления их деятельности НПО «Международная правовая инициатива», которая оспаривала новое требование об отчетности в суде и отказалась выполнять его, была подвергнута внеплановой налоговой проверке в августе 2016 года. Она связывает проведение такой проверки со своей оппозицией новому законодательству. В соответствии с новыми поправками в Налоговый кодекс все лица и организации, получающие иностранное финансирование для оказания юридической помощи, изучения общественного мнения или сбора/анализа/распространения информации, обязаны сообщать эту информацию, и будет создана публичная база данных, содержащая такую информацию. Не ясно, как именно будут применяться эти положения, но есть опасения, что это будет означать еще одно обязательство по представлению отчетности для НПО, занимающихся соответствующими видами деятельности, и что публикация подробной информации об иностранном финансировании может заклеймить и подвергнуть опасности отдельных лиц и группы.

Кыргызстан

В мае 2016 года голосованием парламента Кыргызстана был отклонен инспирированный Россией проект закона «об иностранных агентах», что стало победой для гражданского общества, которое проводило кампанию против этого законопроекта с момента его представления в 2014 году. Тем не менее, нельзя исключать, что подобный законопроект может вновь появиться, а дискуссия вокруг данного законопроекта укрепила негативное и подозрительное отношение к НПО.

Общественные деятели и СМИ продолжают делать компрометирующие заявления о группах и активистах правозащитного движения, при этом президент Атамбаев задал тон в речи, произнесенной вскоре после отклонения парламентом проекта закона «об иностранных агентах». В этой речи он обвинил ведущих правозащитниц Азизу Абдирасулову и Толейкан Исмаилову в том, что они «отрабатывают свои иностранные гранты» и поддерживают движение, нацеленное на свержение правительства. Он не отказался от своих обвинений, а исковое заявление, поданное двумя правозащитницами, не было удовлетворено судом. Они намерены обратиться в Верховный суд, чтобы обжаловать определения второй инстанции.

На фоне негативного публичного дискурса, участились случаи давления, угроз и неоправданного вмешательства в отношении НПО и их сотрудников по причине реализуемой ими деятельности. В частности, организации, защищающие права меньшинств, подвергались давлению.[1]

Правозащитник Азимжан Аскаров продолжает отбывать пожизненное заключение за предполагаемое участие в июне 2010 года в межэтническом конфликте на юге Кыргызстана, хотя Комитет по правам человека ООН призвал к его немедленному освобождению и отмене его приговора в долгожданном решении по его делу, опубликованном в апреле 2016 года. Комитет пришел к выводу, что Аскаров был незаконно задержан, подвергался пыткам и был лишен возможности подготовить защиту для судебного разбирательства в нарушение положений Международного пакта о гражданских и политических правах. Впоследствии Верховный суд Кыргызстана пересмотрел дело Аскарова, но не выполнил ключевые требования Комитета по правам человека: вместо того, чтобы отменить приговор и освободить правозащитника он отправил дело на повторное рассмотрение в Чуйский областной суд. Новый судебный процесс назначен на начало октября 2016 года.

Таджикистан

В последнее время НПО в Таджикистане все чаще подверглись проверок со стороны налоговых и других органов, которые ссылаются на соображения национальной безопасности. Например, НПО подвергались пристальному вниманию при попытке перерегистрации в органах власти, которую они обязаны проходить, например, при смене юридического адреса. НПО предоставляли перерегистрацию только после согласия служб безопасности. Несколько НПО были предупреждены, оштрафованы и/или против них были поданы судебные иски из-за предполагаемого несоблюдения ими регистрационных и других технических требований.

Согласно новому законодательству, которое вступило в силу в августе 2015 года, была введена новая схема, по которой от НПО требуется сообщать информацию о зарубежных и международных грантах для включения в специальный государственной реестр гуманитарной помощи. Положения о регистрации полученных средств, которые были приняты весной этого года, дают широкие полномочия Министерству юстиции в отношении обработки предоставленной информации, и остаются опасения, что внедрение этого законодательства может привести к неоправданному вмешательству в работу НПО. Этот вопрос по-прежнему остается открытым, так как НПО в настоящее время только начали сообщать информацию о грантах, используя утвержденную правительством форму отчетности.

Нескольким адвокатам были предъявлены обвинения в совершении уголовных преступлений, по-видимому, в отместку за их профессиональную деятельность. Среди них — адвокаты, которые оказывали юридическую помощь арестованным членам Партии исламского возрождения Таджикистана (ПИВТ), в том числе Бузургмехр Еров и Нуриддин Махкамов (которые были арестованы прошлой осенью и чей судебный процесс по экстремизму и другим обвинениям начался в мае 2016 года), а также Джамшед Еров (который был арестован по обвинению в разглашении государственной тайны в августе 2016 года). В начале сентября 2016 года было объявлено, что Шухрат Кудратов, другой адвокат, работающий над громкими делами, которого посадили в тюрьму в 2015 году, должен быть выпущен в рамках общей амнистии, провозглашенной в связи с 25-летием независимости Таджикистана.

Туркменистан

В своем новом Плане действий в области прав человека на 2016–2020 годы власти Туркменистана взяли на себя обязательство содействовать созданию «благоприятных» условий для регистрации, развития и работы НПО. Для выполнения этого обязательства власти должны принять конкретные меры, направленные на создание условий в которых независимые НПО, занимающиеся вопросами по защите прав человека, могли бы получить регистрацию и работать без помех в стране. В настоящее время отсутствуют условия для работы таких организаций, а власти сосредоточены на поддержке квазинеправительственных организаций (GONGO).

Активисты гражданского общества Туркменистана, журналисты, предоставляющие информацию зарубежным СМИ, и инакомыслящие продолжают подвергаться запугиванию и преследованию как в самой стране, так и за ее пределами. Независимый журналист Сапармамед Непескулиев был осужден по ложному обвинению в хранении наркотических средств в августе 2015 года и по-прежнему остается за решеткой, несмотря на призывы к его освобождению со стороны, в том числе, Рабочей группы ООН по произвольным задержаниям. Бывший независимый журналист Чары Аннамурадов был задержан в Беларуси в июле 2016 года по запросу из Туркменистана, сделанному после того, как он бежал из своей родной страны 16 лет назад и получил статус беженца. Благодаря активному вмешательству со стороны ЕС и других международных организаций, Аннамурадов был выпущен из-под стражи в середине сентября 2016 года и смог вернуться в Швецию, где он проживает со своей семьей. Если бы он был выдан Туркменистану, то подвергся бы серьезному риску несправедливого суда, пыток и тюремного заключения в опасных для жизни условиях. Десятки лиц, лишенных свободы по политическим мотивам в Туркменистане, пропали без вести в тюрьмах.

Несколько туркменских диссидентов, проживающих в Москве, недавно сообщили, что подверглись нападениям, а проживающего в Австрии Председателя Туркменской инициативы по правам человека (ТИПЧ) Фарида Тухбатуллина снова получили угрозы в связи с его работой.

Узбекистан

Внезапная смерть многолетнего диктатора Ислама Каримова в Узбекистане создала потенциальную возможность для изменения ситуации в сфере прав человека. Однако система, оставленная Каримовым, является чрезвычайно репрессивной, а для ее реформирования потребуются огромные усилия и политическая решимость порвать с наследием его правления. Крайне важно, чтобы международные партнеры Узбекистана сделали систематичную реформу в сфере прав человека одним из ключевых приоритетов в отношениях с руководством, сменившем Каримова.

В настоящее время большая часть так называемого гражданского общества в Узбекистане состоит из GONGO, в то время как немногие независимые НПО, работающие в области защиты прав человека, подвергаются маргинализации и преследованиям. Таким НПО практически невозможно получить юридический статус, а многочисленные правительственные постановления и требования препятствует осуществлению деятельности НПО.

Продолжается практика преследования правозащитников, независимых журналистов и критиков властей, которые подвергаются слежке, прослушиванию, ограничениям на свободу передвижения, произвольным задержаниям и другим преследованиям в отместку за их работу. Многочисленные активисты, журналисты и диссиденты по-прежнему пребывают в тюрьме по сфабрикованным обвинениям. В тюрьмах господствуют пытки и жестокое обращение, а приговоры лиц, осужденных по политически мотивированным обвинениям, часто продлеваются, когда подходят к концу, из-за предполагаемых нарушений тюремных правил.

Среди тех, кто в настоящее время пребывает в заключении, правозащитники Ганихон Маматханов, Нураддин Джуманиязов, Фахриддин Тиллаев и Азам Фармонов, бывший сотрудник ООН Эркин Мусаев и журналист Мухаммад Бекжанов, который должен быть выпущен осенью этого года после 17 лет лишения свободы. Есть серьезные основания для опасения за их здоровье и безопасность, а сроки пребывания в тюрьме были продлены произвольно.

Правозащитники, занимающиеся мониторингом принудительного труда находятся под особой угрозой преследования. Уктам Пардаев был приговорен к условному заключению на три года в январе 2016 года. Если посчитают, что он нарушил условия условного срока, то он будет отправлен в тюрьму. Правозащитник и журналист Дмитрий Тихонов, который тоже занимался мониторингом принудительного труда, был вынужден покинуть Узбекистан в этом году из-за преследования.

Правозащитники, бежавшие из Узбекистана, также сталкиваются с запугиванием и давлением из-за своей деятельности по защите жертв нарушений прав человека в их родной стране.

Рекомендации

Исходя из проблем, описанных выше, мы хотели бы дать следующие рекомендации:

Власти Казахстана должны:

  • Прекратить практику репрессий в ответ на мирные протесты и привести законодательство и практику по свободе собраний в соответствие с международными стандартами в области прав человека.
  • Прекратить преследования активистов гражданского общества, пользователей социальных сетей и журналистов из-за их гражданской и профессиональной деятельности; снять все обвинения против лиц, преследуемых или осужденных на таких основаниях; и отменить или пересмотреть нечетко сформулированные положения Уголовного кодекса о «возбуждении розни» и «распространении заведомо ложной информации».
  • Обеспечить, чтобы внедрение нового законодательства об НПО, принятого в прошлом году, и поправок в Налоговый кодекс, требующих от отдельных лиц и организаций сообщать об иностранном финансировании, не осуществлялось в нарушение права на свободу объединения и других прав человека.
Власти Кыргызстана должны:
  • Тесно общаться с гражданским обществом по поводу любых новых законодательных инициатив, затрагивающих НПО, и обеспечить, чтобы такое законодательство полностью соответствовало национальным и международным обязательствам Кыргызстана по правам человека.
  • Воздержаться от использования риторики, стигматизирующей и дискредитирующей НПО и активистов, в частности, намекающей, что их действия угрожают национальной безопасности. Вместо этого публично признать важность их работы, а также обеспечить, чтобы они могли выполнять свою работу без помех.
  • Полностью выполнить решение Комитета ООН по правам человека в случае Азимжана Аскарова, в том числе путем его освобождения, отмены его приговора и предоставления ему адекватной компенсации.
Власти Таджикистана должны:
  • Воздержаться от неоправданного вмешательства в работу НПО и гарантировать, что НПО могут действовать свободно, не подвергаясь угрозам.
  • Обеспечить, чтобы принятое недавно законодательство, требующее от НПО сообщать об иностранных грантах, не осуществлялось в нарушение права на свободу объединений. 
  • Обеспечить, чтобы ни один адвокат не был арестован, обвинен или посажен в тюрьму в отместку за его работу; немедленно освободить лиц, задержанных на таких основаниях.
Власти Туркменистана должны:
  • Принять конкретные шаги, чтобы выполнить обязательство обеспечить «благоприятные» условия для НПО и позволить независимым НПО получить юридический статус путем справедливого и прозрачного процесса и осуществлять свою деятельность без чрезмерного вмешательства.
  • Положить конец преследованию независимых журналистов, активистов гражданского общества и других лиц, критикующих политику властей, в том числе активистов, находящихся в изгнании, и членов их семей.
  • Немедленно освободить всех лиц, лишенных свободы по политическим мотивам, раскрыть судьбу без вести пропавших в тюрьме и дать возможность представителям международного сообщества посещать тюрьмы в соответствии с тем, о чем договорились президент Туркменистана и канцлер Германии во время их недавней встречи в Берлине. 
Власти Узбекистана должны:
  • Провести систематическую программу реформ в области прав человека и сотрудничать с международными органами и экспертами по правам человека с этой целью. Это должно включать в себя направление специальным процедурам Совета ООН по правам человека постоянно действующие приглашения для посещения страны, а также содействие поездкам в страну, в частности, специальных докладчиков по ситуации правозащитников и по пыткам.
  • Разрешить независимым НПО получить юридический статус и работать без помех, и приглашать их принять участие в разработке и реализации новой национальной программы реформы по правам человека.
  • Положить конец преследованию правозащитников, журналистов и инакомыслящих; немедленно и безоговорочно освободить всех тех, кто был задержан лишь за мирное осуществление своих прав на свободу выражения мнений, собраний и объединений.




[1] См. отчет Правозащитного движения: «Бир Дуйно Кыргызстан» «Ситуация с правами граждан на свободу объединений и использование судебных преследований в отношении правозащитников», подготовленный для Заседания по реализации мер по вопросам человеческого измерения 2016 года.
 



3.9.16

Узбекистан: траур в связи со смертью президента

В Узбекистане объявлен трехдневный траур в связи со смертью президента республики Ислама Каримова, старейшего из руководителей республик, входивших в состав СССР.
На похороны Ислама Каримова, умело проводившего самостоятельную политику, в субботу приедут преимущественно вторые лица соседних государств. Президент России отправил в Самарканд делегацию во главе с премьер-министром Дмитрием Медведевым.
Организация похорон президента Узбекистана была поручена премьер-министру Шавкату Мирзиеву, который считается наиболее вероятным преемником Каримова во главе государства.
Правозащитникам не нравится такая перспектива:
“Он не ответил за преступления, которые были совершены под его руководством, и он оставил ужасное наследие, – говорит глава базирующейся во Франции ассоциации “Права человека в Средней Азии” Надежда Атаева. – И те его преемники, которые остаются, они будут старательно вести его политику. Это самое горькое, что мне приходится переживать”.

Согласно конституции Узбекистана, после смерти президента власть в стране переходит к председателю верхней палаты парламента. Выборы нового главы государства должны пройти в течение трех месяцев.